1. Skip to Main Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Вижу чудное приволье. (2003 год) Часть 1.

Оценить
(0 голоса)
Прочитано: 2206 раз

Иные повороты бывали столь круты, что катамаран с экипажем и грузом прямо-таки разносило, придавая остроты минутам на маршруте. Но начинался плес, можно было расслабиться и сколько угодню любоваться берегами.


Любители путешествий, в том числе и с районной газетой на диване, конечно, знают наш экипаж по моим традиционным осенним путевым очеркам, помнят наши водные походы по стране. Так вот, то ли устав от необъятной Вятки, которой мы отдали четыре года, то ли от крутых порогов Карелии, где побывали в прошлом году уже в третий раз, нынче решили "отдохнуть" от высоких категорий дома - на Юме и Пижме, рядышком совсем.
И подобно тому, как ни один наш поход и раньше не преследовал извлечение лишь отпускных удовольствий, так и нынче имел целью больше исследовательско-прикладной характер. Хотелось проверить давно знакомую, исхоженную сотнями туристов-байдарочников, связку этих рек и дать материал школьным туроргам, полезный для организации будущих водных путешествий с детьми.
В походе участвовал наш основной состав. Это бывший турорг школы в Курино, участник и руководитель многих путешествий с учащимися и студентами, в том числе в Хибины, что на Кольском полуострове, и в Приполярный Урал Александр Петров; преподаватель Вишкильской школы, организатор и руководитель пеших и водных походов с детьми Михаил Смышляев и член маршрутно-квалификационной комиссии, консультант по водному туризму городской станции юных туристов - автор этих строк.


Здрав-ствуй-те!
Никогда еще и ни на один маршрут мы не забрасывались так скоро. Час с небольшим на электричке, и мы - в Ежихе. Большинство на Пижму едет до Шерстков, но мы решили стартовать здесь, чтобы усложнить походную программу.
От Ежихи до реки всего три километра по песчаной грунтовке через сосновый бор. А поскольку тащиться с большим грузом не хотелось, наняли местного "носильщика" Сергея, который за "полтинник" в два рейса на "Иж-Планете" доставил нас и вещи на Юму, чуть ниже моста, всем известного тем, что его почти каждую весну сносит половодьем.
Место здесь совершенно замечательное. Ровная, чуть холмистая луговина, удобная даже для большого туристского лагеря, пологие спуски к реке, берега, заросшие низким разнотравьем, на которых удобно собирать суда. По краю ее, ближе к мосту, - рощица старых высоких лип, живопописно раскинувших ветви. Под сенью их мы и поставили наш "дом" - просторную шатровую палатку "зима", в которой живем во время походов уже второй десяток лет.
Остаток дня заезда и следующий до вечера прожили здесь, на взгорке, под которым струилась в крутом поворотике Юма. И сейчас, особенно в ненастные дни в городе, с особым ностальгическим чувством вспоминаются те два дня и вечера, тихие, нежаркие, с рыбалкой и почти без комаров. И как среди этого летнего приволья, сочной зелени лугов и блеска вод, в бездонье голубых небес какая-то птичка тоненько и радостно, нежно и сердечно выводила:
- Здрав-ствуй-те!
А немного погодя опять:
- Здрав-ствуй-те!
Будто добрая лесная фейка приветствовала нас в своем таежном мире.

Все повороты да повороты
Как всегда, день ушел на катамаран. Ради эксперимента его собрали ромбом из четырех гондол по 800 литров каждая, и вечером второго дня на маршруте "сели на воду", взяли курс на Советск.
Никогда еще не доводилось нам плавать по таким узким речкам, как Юма. Петляя средь лесов ли, по лугам, то снова устремляя нас в тайгу, она извивается мелким серпантином и несет среди плакучего ивняка по берегам. Вода нынче в июне из-за дождей была большая, скорость течения для равнинной реки непривычно высокая, и это добавляло сплавных удовольствий, хоть и приносило дополнительные трудности. Впрочем, с опытом спортивного сплава по категорийным горным рекам это лишь держало "в форме" и не давало расслабиться. Иные повороты бывали столь круты, что катамаран с экипажем и грузом прямо-таки разносило, придавая остроты минутам на маршруте. Но начинался плес, можно было расслабиться и сколько угодню любоваться берегами. В такие часы, когда цивилизация со всеми язвами ее далеко, хорошие, возвышенные чувства рождаются от необъятности и прелести нашей Родины - России.

Тайфун и ландыши
Многие, должно быть, помнят тот циклон, пронесшийся над нашим вятским краем в июне. В тот день у нас на Юме и ночь накануне сутки хлестал ливень с холодным шквальным ветром, так что впервые за годы походов пришлось отлеживаться в палатке, выбираясь из нее лишь "навестить ежика", как мы это называем. И сколь ни оскорбительным по отношению к ее величеству и матери-природе это выглядело, но деться было некуда, и приходилось устраиваться... прямо в ландышах, сплошным ковром покрывших наш левый берег. Должно быть потому, что на правом, принадлежащем Нижегородскому краю, располагался природный заповедник, и "заграничные" ландыши перебрались к нам.
Нелегким для похода был и день перед циклоном. С утра до вечера шел ровный нудный дождь, самый неприятный в путешествиях. И надо же случиться такой подлянке, что именно на этот день пришелся участок с тремя мощными завалами из... даже не из бревен, а целых фрагментов тех мостов на Юме у Ежихи, которые строят каждый год и которые каждый год весной уносит.
Мы по берегу не ходим - у нас такой принцип. И на горных реках, даже в Карелии, ни один порог, даже самый страшный, не обошли, а в этих трех местах было нечего "брать". Вся река, где метров на десять, а где на двадцать с лишним, забита пачками бревен с гвоздями, кривыми скобами, проволокой, тросом. И все три раза пришлось вытаскивать вещи и катамаран на крутой берег, тащить его ниже завалов сквозь мокрую траву в рост и заросли шиповника, спускать на воду, грузиться, чтобы через несколько километров все повторилось. И так - целый день, под дождем, без обеда. Впрочем, это скорее радостно, чем грустно, ибо входит в обычный "турминимум".

Есть на Юме порог
Удивительно, но на Юме, незадолго до ее впадения в Пижму, есть порог. Увидев его, мы глазам не поверили. Но порог самый настоящий, с каменной "кашей", обливными валунами, пенными "котлами" и стоячими волнами. Будь таких на Юме не один, а... тридцать - сорок, ее бы можно смело классифицировать "двойкой" для байдарок и проводить соревнования по спортивному горному сплаву. Но и один, - конечно, в удовольствие. Пусть и несколько секунд, - но словно кусочек Карелии, будто ты где-нибудь на Муезерке или на Охте - впечатление полное.
И если случится кому-нибудь из школьников собраться летом на байдарках на Юму, мы бы посоветовали сделать здесь дневку и покататься по веселому порожку - очень полезному для воспитания мужества.
Впрочем, "в силе" он только при большой воде, а потому предпочтительнее ехать сюда в конце мая или самом начале июня.

Чистополье - родина поэтов
Важное достоинство этого маршрута - почти полная "автономка". То есть отсутствие населенных пунктов, где обычно пополняют запасы провианта. После Ежихи разве что Катни по левому берегу, но - в стороне. А по Пижме до тужинского моста - одна Изиповка, и то почти нежилая.
Кстати, Изиповка и село Чистополье, что в пяти километрах от нее, помимо прочего знамениты теперь тем, что живописные места эти с пронзительной красоты русским раздольем дали вятскому краю и России... пять известных поэтов.
Первая звезда среди них - это, конечно, Анатолий Гребнев, врач из Перми и автор четырнадцати поэтических книг, выпустивший недавно очередную под названием "Берег Родины". Эти же места питают творчество котельничского поэта Владимира Банникова, родом из здешней деревни Волки. У него уже есть персональный сборник "Однажды сказанное вслух" и крупные подборки прекрасных произведений в сборниках котельничских поэтов "Окрест" и "Светец".
Родом из Изиповки и котельничская поэтесса Надежда Жукова, окончившая Чистопольскую среднюю школу, в которой она несколько лет училась, кстати в одном классе с Владимиром Банниковым. Нынче у нее тоже вышел первый сборник "Майские грозы". В Чистопольской же школе училась Светлана Липатникова, автор крупных подборок стихов в упомянутых сборниках местных поэтов. И у нее тоже есть персональная книга, вышедшая нынче, - "Родники души". Скромнее пока предстоит перед читателем поэтесса Татьяна Юдинцева, в девичестве моя однофамилица, которая родом тоже из Изиповки. Однако многие знают ее по публикациям в нашей газете и как участницу экспедиции по Вятке - по моей книге "Алый парус на синей волне".
Всякое лето они, талантливые земляки, и многие знакомые их и родные, у кого здесь фамильные корни, собираются в ночь на Ивана Купала на берегу Пижмы у Изиповки за большим столом, пообщаться, вспомнить былое, поговорить "за жисть", попеть русских песен да частушек под гармошку.
Проплывая мимо, - жаль, в неурочный час, - выходили мы на берег, садились за этот стол на сосновые неструганные лавки, любовались речными далями, Изиповкой и говорили, как хорошо, что наставшее смутное время не вымыло еще из сердца того, что дорого всякому истинно русскому человеку.

Анатолий ВЫЛЕГЖАНИН.
Фото автора.


Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Справочная

Рейтинг


Рейтинг@Mail.ru