1. Skip to Main Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Путешествие в вятские Кижи. ч.2

Оценить
(11 голоса)
Прочитано: 4695 раз

В поле я люблю просыпаться рано, пока весь лагерь еще спит. За это время, до начала традиционной походной суеты: подготовки завтрака, сбора палаток, обсуждения планов на предстоящий день, успеваешь насладиться тишиной, посидеть на берегу реки с удочкой, заварить крепкого утреннего чайку, или спокойно, не торопясь, прогуляться по окрестностям.

В этот раз решаю дойти до храма, благо в лучах восходящего солнца его маковка отлично видна и, кажется, находится он не слишком далеко. В самый последний момент ко мне присоединяется еще один участник похода... Ну вот, «соцерцательного одиночества» уже не получится. Ничего страшного. Идем вдвоем.


Оказывается, деревня Нижний Починок находится на противоположном от нас берегу Моломы. Когда-то здесь был неплохой деревянный мост, о котором сейчас напоминает обгоревший остов и мостки, перекинутые, практически по воде, местными жителями. Форсируем речку и выдвигаемся в деревню. Местного населения не видно, жилых домов замечаем всего два-три. Гусеничных тракторов (видимо, здесь они основное средство передвижения) примерно столько же. До храма пять минут неспешным шагом, и вот мы уже у самой церкви.

Первая мысль — как в этой глуши мог появиться такой храм? В селе Порели, два года назад, я думал о том же самом. А ведь ничего удивительного в этом нет. В 17-18 веках Молома была частью большого торгового пути. По ней вятские купцы везли зерно в Архангельск. Где-то выше Нижнего Починка существовал волок на реку Юг, а с нее уже можно было плыть на Малую Северную Двину и в Архангельск, где вятский хлебушек ждали заморские покупатели.

Интересно, что весной, когда Юг и Молома разливались, водораздел между ними как бы переставал существовать, и знающие дорогу проводили баржи с зерном прямо через затопленный паводком лес.

Молома тогда была примерно тем же самым, чем сейчас для нас является железная дорога — торговой и экономической артерией. Вот и вырастали по ее берегам большие деревни и прекрасные храмы.


Еще в 16 веке на месте современной деревни Нижний Починок располагался Верхне-Моломско-Спасский монастырь. Известно, что Верхомоломская Спасская Николаевская пустынь, которой вначале принадлежал храм, была основана 16 мая 1663 года монахами Иосифом, Игнатием и Феодосием Киевлянином из Михайло-Архангельского монастыря города Великого Устюга. Вскоре Иосиф направляется в Москву, добивается признания новой обители у царя Алексея Михайловича и получает от него жалованную грамоту на земельные угодья, средства на развитие монастыря и церковную утварь. По преданию, тогда были получены и принесены в обитель храмовые образы Спаса Нерукотворного, Николы Чудотворца и напрестольный крест.

Летний храм в честь Святителя Николая, Мирликийского Чудотворца строился в 1716 году на средства купцов из Великого Устюга и был освящен 15 января 1717 года.

История Никольской церкви овеяна легендами. По одной из них строителями были три или четыре могучих плотника (каждый весом 12-15 пудов), которые справились с работой всего за один сезон, причем сами заготавливали бревна и рубили храм.

Во второй половине 19 века вокруг церковного комплекса, куда входила и разрушенная ныне каменная церковь, возвели ограду, от которой сейчас остались лишь кованые ворота в чистом поле.


И опять напрашивается аналогия с порельским храмом. Удивляет то, как наши предки умели выбирать места для постройки церквей. И в Порели, и здесь, в Нижнем Починке, храмы удивительно гармонируют с окружающим пейзажем. Они кажутся не творением рук человеческих, а самой природы. А еще чувство, которое испытываешь рядом с ними... его можно назвать «божьей благодатью», можно «материалистически» - «подъемом настроения»...


Обходим церковь вокруг. Величина бревен потрясает. Диаметр некоторых достигает 60 сантиметров. На дверях храма замок. Значит у кого-то есть и ключ, и если хорошо попросить, то церковь можно будет посетить. На обратном пути замечаем местных жителей — старенькую бабушку и пожилого мужчину. Оказывается, он-то нам и нужен. Договариваемся о посещении церкви всеми членами экспедиции и возвращаемся в лагерь делиться впечатлениями.


Спустя час возвращаемся к храму уже все вместе. Рассматриваем его снаружи. Своеобразен архитектурный стиль. Сруб как на ладони приподнят над землей на основании, которое перевернутой пирамидой расширяется кверху.

Церковь имеет традиционный для северных построек высокий подклет, где монахи хранили имущество и съестные припасы. Высокое крыльцо с затейливым рундуком ведет на галерею, опоясывающую храм с трех сторон. Поднимаемся по ступеням. Смотритель Иван Иванович Шушарин открывает перед нами двери. Заходим. Если учесть, что храму уже около 300 лет, сохранился он неплохо. Но следы разрушения и тлена отчетливо видны. Покосилось и заваливается крытое крыльцо. Из главки, увенчанной крестом, крошится деревянная черепица. Гниль тронула бревна. При этом здание украшено табличкой: «Охраняется государством».


Ремонтные работы проводились здесь несколько раз. Первые — самые серьезные, еще до революции, в начале 20 века.

Средства для производства поддерживающего ремонта периодически выделялись в течение 1947—1969 годов. В 1962—1963 годах были выполнены работы по ремонту кровли. С 1969 года церковь начинают показывать немногочисленным туристам. Смотрителем храма-музея тогда был назначен директор местной школы Феодосий Гаврилович Плотников, который находился на этом посту до 1995 года. Фрагментарная реставрация: воссоздание полностью утраченного рундука, протезирование отдельных мест сруба, изготовление и установка оконных переплетов проводилась в 1970—1971 годах.

Последние реставрационные работы на Никольской церкви были боле десяти лет назад - в 2001—2002 гг. Тогда покрыли жестью крышу и сделали водостоки.


Но никакой ремонт не может скрыть следов «посещения» храма людишками, у которых советская власть в головах оставила лишь разруху и пустоту. На стенах, даже на высоте нескольких метров, надписи «Здесь в таком-то году был Вася», на ступенях такие же надписи, вырезанные ножиком.

Снова мне вспомнился порельский храм. В ту нашу поездку мы познакомились там с его «смотрительницей» Эммой. По её убеждению, наказанными до седьмого колена окажутся все, кто приложил руки к разрушению церкви.

Есть в Мире непреложный закон «сохранения энергии»: что ты отдашь, то и получишь обратно.


Выходим из церкви и... о «чудо». Совсем рядом с храмом установлен «красный телефон» «Ростелекома». Лет пять назад ставили их по всей стране. Где надо и не надо. Были даже телефоны с солнечными батареями и аккумуляторами. Еще большее «чудо» — телефон работает! Разумеется, он в Нижнем Починке необходим и является единственным средством связи с внешним миром (сотовая связь тут не работает)

Но кто догадался поставить его здесь, буквально в нескольких метрах от храма, в пределах церковной ограды (если бы она существовала) Почему нельзя было поставить его в деревне? Но нет, сотрудники «Ростелекома» вкопали несколько лишних столбов, повесили несколько десятков метров лишних проводов, чтобы установить это «уродливое» средство связи в непосредственной близости от церкви. Невольно напрашивается аналогия с «Васей, который везде побывал».


Рядом стоит еще одна, каменная Спасская церковь. Она в полуразрушенном состоянии. Церковь построена на месте первой деревянной зимней церкви в 1832 году. Храм в лесах. Сейчас его восстановлением занимается семья подвижника Сергея Русских.


Идем обратно и разговариваем с Иваном Ивановичем о житье-бытье местных жителей. Главная проблема, конечно мост. Он сгорел во время большого пожара в 2009 году. Тогда же выгорела чуть не половина деревни. Местных жителей — всего-ничего. Продуктовая лавка сюда не ходит. Хлеб пекут сами. Другие продукты доставляют с оказией. Скорая помощь, в случае чего, сюда не доедет, а во время половодья перебраться на другой берег реки вообще проблематично. «Вы уж напишите что-нибудь» - надеется Иван Иванович — «может тогда про нас тут и вспомнят».


Правда, вполне возможно, что плохая транспортная доступность Нижнего Починка помогла сохраниться храму в более-менее хорошем состоянии. Хотя книга отзывов, лежащая в Никольской церкви (есть и такая) заполнена многочисленными отзывами посетителей. Летом туристы здесь бывают достаточно часто. Кто-то как мы устраивает автопутешествие, кто-то приходит пешком. Приезжают и из близлежащих населенных пунктов школьники и отдыхающие. Храм притягивает к себе людей, как магнит. Побывав однажды, хочется возвращаться сюда вновь и вновь. Наверное потому, что в нашем жестоком мире, полном, порой, безверия и злобы, вот уже почти триста лет является он примером веры, искусного труда наших предков и памятью о когда-то великой Руси.


Ну вот пора и в обратный путь. Более сотни километров по «бетонке», пройденных вчера, не слишком хорошо отразились на состоянии автомобилей. Поэтому решаем не рисковать, и едем в Котельнич по трассе Опарино — Мураши — федеральная автодорога «Вятка». Более, чем на сто километров дальше, но надежнее и спокойнее. До Котельнича добираемся без поломок, примерно к восьми вечера. Время в пути около девяти часов.


См. также "Путешествие в вятские Кижи" часть 1.


При подготовке публикации использовалась информация с сайта "Опаринская сорока"


Фоторепортаж



Видео

Комментарии   

 
#1 владимир 20.11.2013 16:46
спасибо за повествование,изложе нное удобочитаемым Русским языком, в отличии от языка"замыленного"!
Цитировать
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Справочная

Рейтинг


Рейтинг@Mail.ru