1. Skip to Main Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

20 век. Развитие Котельнича как транспортного узла и одного из центров социальной сферы Кировской области.

Оценить
(1 голос)
Прочитано: 4544 раз

20 век в истории России - век войн, революций, технического прогресса, многочисленных экономических и административно - территориальных преобразований. В вихре событий Котельнич не потерял значения для своего региона и наряду с двумя другими историческими городами (Киров, Слободской) в 1963 году получил статус самостоятельного города областного подчинения, а позднее в 1991 году стал самостоятельным муниципальным образованием Кировской области.

В экономических планах развития региона несколько раз намечались перспективы превращения Котельнича в крупный город и промышленный центр. В начале 20 века - это было связано с прокладкой через город железнодорожной магистрали. Благодаря усилиям губернского земства и властей города этот проект был реализован. В тридцатые годы (2 пятилетка) в Котельниче планировалось построить крупный центр по переработке льна, в шестидесятые годы - два больших завода, позднее - город, наряду с Набережными Челнами, рассматривался как возможная площадка для размещения завода по производству большегрузных автомобилей, которые в последствии получили наименование “КАМАЗ”. В силу разных причин последние три проекта так и остались не реализованными. Поэтому главная линия развития города в 20 века связана с развитием Котельнича как транспортного узла региона и одного из центров социальной сферы Кировской области.

Изыскательские работы на проведение железных дорог в Вятской губернии начали проводить с последней трети 19 века. 6 мая 1901 года Николаем II был подписан указ о сооружении железнодорожной магистрали Петербург-Вологда-Вятка [93].

За направление будущей железной дороги между Котельничем и соседним Орловым развернулась ожесточённая борьба. Орловское земство настаивало на проведении дороги через Орлов и в этом вопросе нашло деятельную поддержку думы и купечества города Вятки, т.к. по предварительному варианту планировалось провести дорогу через Котельнич, не заводя её в Вятку.

В результате дополнительных изысканий 26 февраля 1902 года Управление по сооружению железных дорог приняло окончательное решение о строительстве дороги через Вятку и Котельнич. Оно основывалось на серьёзном экономическом расчёте, учитывало позиции влиятельного вятского губернского земства, Санкт-Петербургского биржевого комитета, которые поддержали ходатайство думы и управы Котельнича и обратились с соответствующей просьбой не только в Министерство путей сообщения, но и в Министерство финансов Российской империи [94].

Строительство железной дороги Вологда-Вятка в один путь проходило с 1902 по 1905 гг. В эти же годы в Котельниче через реку Вятку был построен железнодорожный мост. 1 декабря 1905 года было открыто движение товарных поездов, а 7 июня 1906 года - пассажирских. В начале 20 века через Котельнич из Вятки на Петербург и обратно проходило ежедневно четыре пассажирских поезда, два других, скорых - следовали раз в неделю по субботам и воскресеньям.

Прокладка через Котельнич железнодорожной магистрали привела к уменьшению оборотов Алексеевской ярмарки. С 1907 года они стабильно снижались и накануне первой мировой войны объём продаж составлял только 215 тысяч рублей. Постепенно ярмарка стала “лишь регулятором сугубо местных товарных отношений” [95].


В начале 20 века котельничане всерьёз взялись за реализацию и другого значимого проекта - строительство водопровода. Хотя город стоял на реке, но как отмечали современники, “в известные периоды обывателю Котельнича и умыться бывало нечем”. В 8 июня 1912 года закладка водопровода была произведена. Стоимость работ составляла два годовых бюджета по доходам - 122 тысячи рублей. Несмотря на то, что дума и управа имели только 70 тысяч из необходимой суммы, работы были начаты и закончены в 1914 году. Ссуды на строительство были получены от губернского и уездного земств и 60 тысяч рублей по решению императора Николая II [96].

Водозабор из Вятки с последующей фильтрацией через американские фильтры, обеспечивал Котельнич водой всё 20 столетие. Стоимость воды в начале 20 века была достаточно дорогой и составляла 30 копеек за 100 вёдер из водоразборных будок (5) и домовых ответвлений (26). До устройства водопровода горожане платили водовозам за ведро от ? до 1 ? коп..

Других видов благоустройства, в Котельниче, как и в большинстве городов Вятской губернии, не было. Из 16 километров улиц замощено камнем было только 3 километра (улица Московская). В ночное время город освещался керосиновыми фонарями, хотя городская дума рассматривала проекты устройства в Котельниче электрического освещения, которые так и остались не реализованными [97]. Транспортные услуги горожанам предоставляли 36 извозчиков (1912 г.), стоимость поездки равнялась в зависимости от маршрута от 10 до 50 копеек. Мужскую часть населения обслуживали 22 проститутки, для сравнения в губернской Вятке их было 28. Среди состоятельной части горожан распространение получила телефонная связь [98].

Накануне первой мировой войны в Котельниче не удалось избежать акций социального протеста. 14 сентября 1913 года прекратили работу 70 из 100 рабочих спичечной фабрики Зубаревых. Выдвинутые требования к хозяевам носили экономический характер: повысить на 20 копеек дневную оплату труда (была от 25 до 70 копеек) и снизить до 9,5 часов рабочий день. Владельцы фабрики не пошли на компромисс и решили показать населению, что социальные протесты могут привести только к ухудшению благосостояния забастовщиков. 16 сентября все рабочие были рассчитаны, а на их места наняли новых из Вятки и Нолинска, хотя платить им пришлось до 1 рубля 50 копеек в день и строить для проживания казарму [99].

Более серьезный характер носило восстание мобилизуемых на войну 6000 резервистов 22 июля 1914 года. Утром, собравшись у Нижней площади и на железнодорожной насыпи, они стали выражать недовольство плохой пищей, повышением цен на хлеб и другие продукты, а в дальнейшем разгромили несколько лавок, магазинов и складов. В ходе подавления выступления 10 человек было убито, 12 получили ранение. Население города происшедшими событиями было напугано [100].

В революционный 1917 год вопрос о власти решался не только в столицах, но и на местах. К осени власть в Котельниче по-прежнему находилась в руках городской думы и земской управы, но вместе с ними существовали Совет рабочих и солдатских депутатов во главе с земским служащим Овчаруком и Совет крестьянских депутатов, которые были независимы друг от друга. “Революционная публика была незначительной группой, остальные были пассивны” [101]. По предложению городского головы Бабинцева и гласного думы купца Куршакова в городе был организован отряд самообороны [102].

После победы октябрьского вооруженного восстания в Петрограде в Котельниче не торопились признать власть Временного советского правительства. В письме от 14.11.1917 года солдат-отпускник из Яранского уезда просил председателя СНК В.И. Ленина “принять самые решительные меры за гор. Котельнич”, так как здесь “…всё царит строй буржуев. Купцы сами ходят по городу с винтовками, и нельзя солдату-большевику разинуть рта…два дня тому назад был избит один проезжающий солдат в отпуск этими кровопийцами, которые ходят с винтовками. И ещё недели полторы тому назад был арестован большевик комиссаром и ещё до сих пор не выпущен, и взяться здесь некому, солдат мало…” [103].

В начале декабря в Котельнич прибыл небольшой отряд балтийских моряков. В городе были проведены аресты и обыск в штабе самообороны. 6 декабря, опираясь на вооруженную силу моряков, Совет рабочих и солдатских депутатов создал военно-революционный комитет во главе с Овчаруком и провозгласил, что взял власть в городе и уезде в свои руки. После этого в городе возникло двоевласти, так как городская дума отказалась признать власть Советов во главе с большевиками.

Для разрешения ситуации в Котельнич в середине декабря был направлен летучий отряд матросов численностью до 60 человек во главе с Л. Журбой. Отряд отличался боеспособностью, дисциплинированностью и ненавистью к “буржуям”, кроме этого, в нём были сильны анархические настроения. Прибыв в Котельнич, Л. Журба действовал решительно. 17 декабря он разогнал думу и арестовал её гласных. В ответ в городе началась забастовка служащих, носившая антибольшевистский характер. Через несколько дней она была поддавлена [104]. Таким образом, Советская власть в Котельниче в декабре 1917 года была установлена вооруженным путём с помощью использования военной силы.

Сразу после разгона думы для временного ведения дел городского самоуправления была избрана комиссия (будущий городской Совет) из 6 человек - членов ВРК во главе с И.С. Овчаруком [105]. Но фактически власть в городе и уезде принадлежала только Л. Журбе. В его руках оказались продовольственное дело, взыскание налогов, проведение реквизиций. Над домом, который занял отряд в Котельниче, был вывешен устрашающий население черный флаг с надписью “Анархия - мать порядка” [106].

Реализуя лозунг экспроприации награбленного, Журба обложил состоятельное население Котельнича контрибуцией в 300 тысяч рублей и предписал внести её в трёхдневный срок. Котельничский исполком попробовал забрать у отряда эти деньги для своих нужд, но Журба дал понять, что не остановиться перед его разгоном [107].

В марте 1918 года попытку арестовать Журбу сделала прибывшая в Вятку чрезвычайная следственная комиссия Уральского совета. В ответ последовала угроза взорвать Котельнич. В результате переговоров Л. Журба согласился покинуть город и смог уехать в Петроград якобы для подтверждения своих полномочий [108].

В условиях начавшейся гражданской войны, отношение населения к советским органам власти было “напряженно-выжидательным”. Летом 1918 года Советской власти в Котельниче вновь угрожала опасность. На этот раз она исходила от поднявшего мятеж против большевиков на юге губернии Московского продовольственного отряда во главе с бывшим капитаном царской армии Степановым. Планируя отрезать Вятку от Петрограда, Степанов организовал наступление на Котельнич. Опасаясь поддержки степановцев со стороны котельничан, губернский чрезвычайный штаб принял решение очистить город от всех контрреволюционных элементов и направил своего представителя со специальным заданием [109].

В этой обстановке в июне 1918 года в город под видом мешочников прибывает группа монархически настроенных офицеров под руководством Булыгина. Она имела задачу захватить Николая II с семьёй, которых по их предположениям большевики должны были ввиду усиливающейся угрозы Екатеринбургу со стороны белогвардейцев и белочехов перебросить в Котельнич. Булыгин намечал организовать нападение на дом, где должны были находиться Романовы. Затем на катерах со всеми предосторожностями царскую семью должны были доставить к Архангельску [109.1]. Из-за расстрела Романовых в ночь с 16 на 17 июля 1918 года в Екатеринбурге этот план остался не реализованным.

Осенью 1918 года после постановления Совета народных комиссаров о “красном терроре” применение насилия приобрело широкий размах. С сентября по октябрь было расстреляно 28 жителей города [110].

Сложной обстановка в Котельниче оставалась и в первой половине 1919 года. В разгар боёв с Колчаком на юге губернии к городу прорвался теплоход с белогвардейцами, которые под видом балтийских моряков планировали сменить охрану железнодорожного моста и взорвать его [111]. После разгрома Колчака и театр военных действий продвигался всё дальше на восток и жизнь в городе стала более спокойной.

С утверждением Советской власти в Котельниче создаётся общественный сектор экономики. В 1918 году были национализированы типография, чугуно-литейный завод Шабалина, лесопильный завод, спичечная фабрика. Первым промышленным объектом, построенным новой властью, была электростанция, пущенная в эксплуатацию в октябре 1920 года.

После лишений гражданской войны и военного коммунизма в условиях новой экономической политике в городе быстрыми темпами восстанавливались мелкотоварное и кустарные производства, частная торговля, создавался кооперативный сектор. Торговые обороты Алексеевской ярмарки с 1923 по 1925 гг. увеличились с 452 до 933 тыс. рублей золотом [112].

В 1922 году начались работы по соединению Трассибирской железнодорожной магистрали от станции Котельнич в направлении Нижнего Новгорода. С пуском движения товарных (1925), а через два года пассажирских поездов Котельнич стал важным транспортным узлом, через который шло сообщение восточных районов страны с Москвой и Ленинградом.

В это время небывалыми темпами росло число жителей города и с 1923 по 1926 год увеличилось с 8285 до 11097 человек [113]. В городскую черту были включены близлежащие деревни: Малые Шильниковы, Парышево, Шуршонки, Теплые, Сухие, Князевы, Корякины, Заоградно-Богомоловская. Площадь города достигла 5,6 кв. км [114].

Страшный пожар 26 мая 1926 года, “похожий на страшный суд”, прервал спокойную жизнь котельничан. Огонь уничтожил две трети города, в том числе центральную торговую часть. Без крыши над головой и годами нажитого имущества остались семь тысяч человек.

Масштаб разрушений поставил перед властями вопрос о дальнейшей судьбе Котельнича. Предлагалось оставить его посёлком. Необходимость восстановления города доказал губернским и республиканским властям председатель Котельничского уездного исполнительного комитета (1925-1929) Владимир Григорьевич Ванеев.


После пожара котельничане не остались один на один со своей бедой. Помощь пострадавшим поступала со всей страны. Объём пожертвований за два года составил 227 тыс. рублей, в том числе за 1926 год - 142 тысячи [115]. Значительность этих средств сравнима с объёмами доходной части бюджета тех лет.

Осенью 1926 года, несмотря на принимаемые меры и начавшиеся восстановительные работы, ситуация в городе была критической. Люди жили в тяжелых бытовых условиях - по 2 квадратных метра жилой площади на человека - и к осени стали покидать город. К началу октября уехало 4881 человек, или 44% населения [116]. Только через шесть лет численность жителей достигла той, что была до пожара, а к 1939 году выросла до 18,5 тысяч человек [117].

Переход к форсированному строительству социализма принёс котельничанам новые испытания. В результате наступления на частную торговлю была упразднена Алексеевская ярмарка (последний раз проведена в 1927 году), к 1931 году закрыто 109 частных торговых предприятий [117а].

Новые задачи потребовали более четкой организации власти. С 1925 по 1933 год Котельничский городской Совет рабочих и красноармейских депутатов был самостоятельным органом власти со статусом юридического лица, собственным бюджетом и кредитными правами.

Состав Совета формировался путём выборов депутатов по избирательным участкам и первоначально обновлялся ежегодно. Организационная структура до 1939 года включала в себя пленум, избираемый им президиум из 7-10 депутатов и более десяти депутатских секций: торгово-кооперативную, коммунального хозяйства, финансово-бюджетную, культурно-бытовую, народного образования, здравоохранения, кустарно-промысловую, военную (оборонную), рабоче-крестьянской инспекции (РКИ) и другие. Среди депутатов в Совете преобладали служащие и домохозяйки. В 1927 году из 86 народных избранников в Совете было рабочих от станка - 10 человек, служащих - 39, домохозяек - 11. К 1939 году количество служащих возросло и равнялось 37 из 44 депутатов, а рабочих уменьшилось до 3. Активность населения на выборах до 1939 года была невелика и составляла от 43 до 53%, от имевших право голоса. Большое количество упущений в работе приводило к частой смене руководителей местной власти. За период с 1926 по 1940 год на посту председателя городского совета сменилось 12 человек [117б].

В тридцатые годы в Котельниче шло строительство небольших и средних промышленных предприятий. Были пущены фабрика стройдеталей (1932), лесопильный (1930) и кирпичный заводы (1932), электростанция мощностью 450 кВТ/ч (1930), трикотажная фабрика (1936), машинотракторная станция, реконструирован механический завод. Количество рабочих возросло со 196 (1926) до 2309 (1940) [118].

Развитие получила социальная сфера. Были сданы в эксплуатацию здания амбулатории, родильного дома, средней школы № 2, педагогического техникума, Дома Советов, бани, почты, стадиона “Динамо”. Количество врачей увеличилось с 8 до 40, учащихся школ до 5744 (1938). Были открыты педагогический техникум (с 1939 г. -преобразован в педагогический институт), детская больница на 20 коек, медицинское училище на 30 мест, детская музыкальная школа. По решению властей закрыты и разобраны Предтеченская церковь (1932) и Троицкий собор (1940), для хозяйственных нужд стал использоваться Николаевский собор [119].

Из не реализованных планов, заслуживает внимания амбициозный проект развития Котельнича на вторую пятилетку разработанный Нижегородским крайисполкомом [120]. Исходя из региональных условий, в городе на базе использования местных ресурсов торфа для производства дешёвой электрической энергии и сырья Яранско-Котельничской и Шарьинско-Семёновской сельскохозяйственных зон планировалось создать крупный промышленный центр по переработке льна.

Сценарий развития предусматривал строительство в 1934-1937 годах тепловой электростанции мощностью 24 тысячи кВт/часов и потреблением 282 тысяч тонн торфа в год, комбината льняных фабрик по производству 75 миллионов квадратных метров ткани, двух машиностроительных заводов, железной дороги Котельнич-Яранск-Йошкар-Ола. Планировалось реконструировать узловую станцию и паровозоремонтные мастерские, построить новый железнодорожный вокзал.

Грандиозность ожидавших город перемен особенно ярко раскрывают демографические показатели проекта, согласно которым потребность новых предприятий в кадрах определялась в 18522 рабочих, что приводило к увеличению населения до 50 тысяч жителей, т.е. более чем в 3 раза.

В силу разных причин этот план так и остался на бумаге. С образованием 7 декабря 1934 года Кировского края основные средства стали направляться на строительство объектов промышленности и социально-культурной сферы города Кирова и его экономического района.

В тридцатые годы котельничане жили в тяжёлых бытовых условиях. Темпы жилищного строительство были невелики и не соответствовали потребностям быстрорастущего населения города. Обеспеченность жильём на одного человека снизилась с 3,5 (1927) до 2,8 кв. метра (1936) [121]. Из-за небольшой мощности местной электростанции и частой поломки агрегатов, Котельнич часто оставался без электричества. В 1932-1933 годах в город были значительно сокращены поставки продовольствия и, прежде всего, муки. Количество жителей, получающих хлеб по карточкам, было снижено с 8500 до 3611 человек или с 80 до 24 процентов от всего населения. На предприятиях наблюдался “отлив рабочей силы”. Рабочие отказывались от работы. Возросла смертность населения [122].

При утверждении новых социально-политических отношений органы управления Советской власти широко применяли административные и репрессивные меры. Избирательных прав по идеологическим, а не имущественным основаниям, как это было в Российской империи, в разные годы (до 1936) было лишено от 4 до 20% горожан. По политическим мотивам за антисоветские взгляды, агитацию, подрывную деятельность с 1918 по 1952 год было подвергнуто различным мерам уголовного наказания, в том числе расстрелу, 239 уроженцев и жителей города Котельнича. Пик репрессий приходится в городе, как и в стране, на 1937-1938 годы. В 1937 году было репрессировано 50 человек, в 1938 - 39. Из осужденных 31 человек (или треть) приговорены к высшей мере наказания - расстрелу, двадцать семь - к лишению свободы на срок 10 лет и выше [123].

В советское время город вновь стал местом ссылки. В начале 1925 года после ареста в Котельнич был направлен в ссылку Митрополит Казанский и Свияжский Кирилл (Смирнов Константин Илларионович) /1863-1937/. В завещании Патриарха Тихона он был назначен первым кандидатом на должность Патриаршего Местоблюстителя. Осенью 1926 года тайным голосованием методом письменного опроса 72 архиереев Русской Православной церкви Митрополит Кирилл был избран Патриархом, но его интронизация не состоялась. Узнав об избрании Патриархом Кирилла ОГПУ вновь арестовало владыку и переправило его из Котельнича в Вятку [123.1.].

С Котельничем связана судьба и другого иерарха Русской Православной церкви схиархиепископа Пахомия (Кедрова Петра Петровича) /1876-1937/. После ареста брата священника кладбищенской церкви в Яранске, у которого Пахомий жил последние годы, он тяжело заболел и был помещён в Котельничскую психиатрическую больницу, где скончался 11 ноября 1937 года. Погребён на городском кладбище. Русской Православной церковью за границей схиархиепископ Пахомий причислен к лику святых [123.2].

В конце тридцатых годов жители Котельнича, как и всей страны, готовились встать на защиту Родины. Для большинства современников “государство с населением 194 миллиона человек представлялось богатырской крепостью. Не верилось, что Германия с 69-миллионным населением рискнёт на вторжение в СССР… “Успешные” дипломатические акции с Германией все-таки не внушали доверия. При этом наблюдательный котельничанин не мог ещё зимой 41-го не заметить передвижения воинских эшелонов на Запад. Перебои в снабжении продуктами питания и бытовыми товарами, строжайшая дисциплина и судебные наказания за малейшие проступки, увеличение на год срока службы сержантов и задержка увольнения в запас порождали не совсем ясные, но тревожные мысли” [124].

Накануне войны в Котельниче был открыт военный госпиталь (1940), в мае 1941 в город прибыла передислоцированная с Украины Яновская военная школа авиамехаников. Парк самолетов для проведения учебных занятий разместили на футбольном поле городского стадиона. Позднее был построен аэродром у д. Отёшево. Школа находилась в городе до 1944 года и подготовила около 1000 специалистов для ВВС страны.

С первых дней Великой Отечественной войны Котельнич стал крупным мобилизационным и эвакуационным центром Кировской области.

После обращения И. В. Сталина к советскому народу его жизнь быстро перестраивалась на военный лад. Территория, прилегающая к железнодорожному мосту в радиусе 250 метров, была объявлена запретной зоной. На подступах к этому стратегическому объекту для отражения возможных налётов немецкой авиации установлены зенитные расчёты. Созданы шесть участков противовоздушной обороны и 25 групп самозащиты при уличных комитетах и на предприятиях. Около домов вырыты щели. Введена светомаскировка в ночное время [125].

С 23 июня началась мобилизация в Красную Армию военнообязанных мужчин 1905-1918, а с августа 1890-1904 годов рождения и призывников, которым исполнилось восемнадцать лет. К концу декабря было отправлено в войска 9937 человек, а всего за время войны 51995 жителей города и района, в том числе 459 женщин. В 1942 году в Котельниче была сформирована 109 стрелковая бригада, на базе которой позднее была создана 5-ая Орловская стрелковая дивизия.

С начала июля 1941 года в городе стали размещать эвакуированное население из северо-западных областей страны, прежде всего, из Псковской, Новгородской, Ленинградской. На железнодорожной станции развернули работу эвакопункт первой категории и эвакобаза. К концу месяца в число эвакуированных детских учреждений достигло 18, шесть из них из Кировского района Ленинграда были размещены в городе [126].

Поток эвакуированного населения буквально, учреждений и организаций захлестнул город. К концу 1941 года число его жителей увеличилось на 2460 человек [127], к февралю 1943 года достигло не менее 32,5 тысяч человек, из них рабочих было 9144 чел., служащих - 1459, иждивенцев с эвакуированными - 6197, детей до 12 лет - 7712, в детских садах и яслях содержалось 745 детей, доме младенца - 110, учащихся ФЗО - 350 [128].

Особенно сложной была ситуация с обеспечением жильём. Нормой времени стало уплотнение и вселение в квартиры котельничан эвакуированных семей. Для смягчения кризиса на основании решения областного Совета горсовет провёл выселение в сельскую местность семей эвакуированных, не работающих и не связанных с производством, лиц, имевших собственные дома в радиусе 3-х километров от города, с ноября 1941 года установил норму жилой площади на человека 3 кв. метра и предоставил жилуправлению право вселять в квартиры, в том числе в частные дома, граждан необеспеченных жилплощадью [129].

С 1 сентября 1941 и до 1947 года была введена карточная система снабжения на хлеб, сахар, кондитерские изделия, а с 1 ноября - на мясо, рыбу, жиры, макароны. “Продовольствия не хватало. Для рабочих и служащих отводились небольшие земельные участки для посадки картофеля и овощей. Были вскопаны все склоны оврагов и даже малопроезжие улицы. Вместо цветов на газонах был посажен картофель. Трудно было с топливом, не хватало дров” [130].

Всю войну в Котельниче работали 4 эвакогоспиталя: № 1321- на 750 коек, № 3158 - на 1100 коек, № 1934 - на 800 коек, № 3353 - на 650 коек. Под их размещение было отданы все здания школ, педагогического института, горсовета, Дома Советов и др. До 50 тысяч бойцов и командиров после излечения в них вернулись в строй и были направлены на фронт. 619 раненных умерли и захоронены на городском кладбище (у д. Багры), в том числе 319 - на Братском.

В условиях войны предприятия города перешли на выпуск продукции для нужд фронта. На базе механического завода была организована ремонтная бронетанковая мастерская, трикотажная фабрика и промартели перешли на пошив и ремонт обмундирования. Особое значение имела слаженная работа коллектива Котельничского железнодорожного узла, который обеспечивал быстрое продвижение военных и народохозяйственных грузов. По итогам социалистического соревнования Горьковской железной дороги он неоднократно занимал первые места, а в 1943 году дважды награждался переходящим Красным Знаменем Государственного Комитета Обороны.

В боевых действиях на фронтах Великой Отечественной войны котельничане проявили мужество и героизм. Звания Героя Советского Союза удостоены жители города майоры Валентин Сергеевич Зевахин и Михаил Григорьевич Шатов, уроженцы Котельнича генерал-майоры Владимир Сергеевич Матвеев и Леонид Александрович Мурат.

Война истощила людские и материальные ресурсы города. В боях погибли и пропали без вести не менее 654 уроженцев и жителей Котельнича. За 1941-1945 гг. в городе умерло …


После бурных военных лет в Котельниче наступило затишье. Современник событий вспоминал: “Тяжело (было) с решением двух проблем: с жильём и использованием рабочей силы…После войны почти ничего не сроим, а население растёт, много приезжих. В городе масса свободных рабочих рук, ребята, кончившие десятилетку и не поступившие в институт, хотят работать. Новых предприятий не создают, хотя условия для развития промышленности прекрасные”.

В 1960 году в Котельниче работало 20 небольших предприятий в основном пищевой, деревообрабатывающей, лесозаготовительной, металлообрабатывающей и лёгкой промышленности с числом занятых 4090 человек. Город оставался деревянным и одноэтажным. На 1 января 1961 года в нём насчитывалось 2290 домов, из них одноэтажных 2050, двухэтажных 227, трёхэтажных 2 и четырёх этажных 1. Жилой фонд в кирпичных и каменных зданиях составлял 16,4 тысячи кв. метров или только 15% от всей площади. На одного котельничанина приходилось 4 кв. метра жилья.

На 60-80 годы был разработан грандиозный проект экономического и градостроительного развития города. В Котельниче предполагалось построить завод тяжёлого машиностроения с проектной мощностью 90-100 тыс. тонн в год и численностью работающих до 3 тысяч человек и завод радиоэлектроники на 3,5-4 тысячи рабочих мест. Население к 1980 году должно было возрасти с 27,6 (1961) до 80 тысяч человек. Из них 35-37 тысяч человек Кировский облисполком планировал привлечь в Котельнич за счёт миграционного притока из других районов области.

Этот план, как и в 1932 году, остался не реализованным. Экономическое развитие города шло более медленным темпами и без строительства градообразующих предприятий. В 1963 году Котельнич был подключён к единой энергетической системе страны. В 70-80 гг. сделаны значительные капитальные вложения в строительство новых и реконструкцию действовавших предприятий машиностроения, деревообрабатывающей, пищевой и легкой промышленности, стройиндустрии. Наиболее крупными из них были заводы “Микрометр” (с 1968), железобетонных изделий (1978), ремонтно-механический, объединение “Нижневятлесосплав” (с 1977), мебельная (с 1960), кондитерская (с 1966), трикотажная, швейная фабрики, крупнейшие в области мясо и хлебо (с 1988) комбинаты, маслосырбаза. Всего на 21 предприятии работало 5100 человек (1982). Возросли темпы жилищного строительства. На 01.01.1982 года жилой фонд города составил 448 тысяч кв. метров и вырос за 20 лет в 4 раза. На одного котельничанина приходилось 13,5 кв. метра жилья.

Котельнич стал одним из центров социальной сферы области. Подготовку кадров для экономики вели Кировский сельскохозяйственный (с 1978) и кооперативный техникумы, медицинское и кооперативное училища, профессиональное училище № 27, школа бухгалтеров. Были построены и сданы в эксплуатацию школы № 4 (1960), № 5 (с 1963), кинотеатр (1959), Дом культуры (1959). Мощную базу получили 7 учреждений здравоохранения, количество коек в которых достигло 1760.

По данным переписи население Котельнича в 1979 составляло 32700 человек.

Вместе с тем, рост промышленного и социального потенциала в 80-ые годы не был подкреплен развитием инженерной инфраструктуры города. Водопроводные сети действовали с 1913 года. Несколько раз начинаемое строительство очистных сооружений так и не было доведено до конца. Не были построены и две районные теплоцентрали. Теплоснабжение жилья велось от многочисленных маленьких котельных.

Распад Советского Союза и изменение политической системы России привели к формированию новых органов управления. Власть от местных советов депутатов трудящихся (с 1939 года) перешла к органам местного самоуправления. В Котельниче ими стали городская дума из 11 депутатов (выборный представительный орган) и исполнительный орган - мэрия, позднее получившая наименование администрации города. 12 сентября 1996 года думой был принят первый Устав муниципального образования “город Котельнич”. В соответствии с ним в марте 1997 года котельничане провели выборы главы города, в которых могли принять участие все жители, достигшие 18 лет. Первым всенародно избранным главой города стал Александр Васильевич Жданов. В 2001 году он переизбран на второй срок.

Структурные реформы конца 20 века негативно сказались на развитии Котельнича, привели к резкому спаду промышленного производства. Экономический потенциал большинства предприятий использовался только на 15-20% от мощности. В 1998 году на 1 жителя города было выпущено товарной продукции на 1978 рублей, а продано товаров на 2859 рублей. Число безработных достигло 1773 человек или более 10% от экономически активного населения. Задержка в выплате зарплат и пенсий составляла от 3-4 месяца. Население города сократилось до 28,7 тысячи человек (2002).

В начале 21 века администрации города под руководством А. В. Жданова удалось переломить ситуацию и привлечь инвестиции из федеральных целевых программ в развитие городского хозяйства. Достроены и сданы в эксплуатацию очистные сооружения и канализационные сети, более 20 тысяч квадратных метров жилья, дом для проживания ветеранов и молодых семей. Капитально отремонтированы все учреждения социальной сферы, 10 километров асфальтового покрытия улиц, проведена реконструкция и увеличена мощность телефонной сети. Решён вопрос о строительстве водозабора и водовода со сметной стоимостью проекта 260 миллионов рублей, межрайонного лечебно-диагностического центра. В 2005 году будет сдана в эксплуатацию первая очередь железнодорожного вокзала.

Положительная динамика (с 1999 г.) наблюдается и в промышленности города. Возрастают объёмы производства на предприятиях “Вымпел-М” (изделия из пластмасс), механическом заводе (деревообрабатывающий станок “Магистраль”), мачтопропиточном заводе (опоры электролиний), маслосырбазе, учебно-производственном предприятии (укупорочные изделия) и других.

Древний город “над Вяткой рекой”, пережив период спада, уверенно набирает темпы развития в новых общественно-политических условиях.


Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Справочная

Рейтинг


Рейтинг@Mail.ru