Понедельник, 02 июня 2014 13:28

Веруем

Оцените материал
(10 голосов)
Веруем фото velikoretsky-hod.ru

Мысли вслух.
И снова тысячи, много тысяч людей отправляются на реку Великую. С Верой. А еще с надеждой и любовью. Со всем добрым и хорошим в душе, чем даровал Человека Христос. Эти записки попали ко мне случайно.

А может быть, так надо, чтобы еще больше людей узнали о том, как важно бывает в жизни пройти именно этот отрезок Пути. Очиститься от грехов. Покаятся. Понять себя. И других.

Александре Дмитриевне Пенчук 76 лет. Родом она из Копейска, что в Челябинской области. Закончила политехнический институт, вместе с мужем всю жизнь работала на космос в НПО " Энергия". Живет в Подмосковье. Вся ее семья увлечена альпинизмом. Они с мужем - мастера спорта по альпинизму. Это их большая любовь и большая трагедия. Горы забрали у них сына и зятя. Но дочь, закончив “Гнесинку", вместо музыки и большого искусства, помогает воспитанию новых поколений альпинистов - сделала этот вид спорта своей профессией.

О Великорецком Александра Дмитриевна случайно узнала от питерского режиссера Карандашова, который подарил ей кассету с фильмом о крестном ходе. Глубоковерующий человек, она приняла решение: “Пойду". Было это шесть лет назад. Старинные друзья по работе в НПО " Энергия" котельничане Борис Чернятьев и его жена Альбина дали координаты своей родственницы котельничанки Людмилы Вагиной, которая также собиралась пойти в крестный ход на Великую. В своих записках разных лет Александра Дмитриевна рассказывает о встречах с людьми, о том, что движет ими в этой трудной дороге, о своих впечатлениях от увиденного.



Крестный ход

Киров встречает дождем, мелким и частым. Трифонов монастырь. И вот «икона пошла»- так говорят на крестном ходе. Людской поток под плащами, под полиэтиленом плотно двигается под звон колоколов. Икону несут молодые парни, крестный ход течет за ними в быстром темпе. Благословляют петь акафист св. Николаю и про себя Иисусову молитву. С молитвой идти легче.



Лесная дорога. Парень, такой высокий, крепкий, на двух костылях. Выбрасывает при ходьбе обе ноги сразу, переваливается на костыли. Тяжело, но идет в общем потоке.



Гроза. Град. Девчушка лет семи в льняном платьице, украшенном вышивкой, в резиновых сапогах, шагает бодро. Рядом – армянин с иконой Божией матери. Замечаю: настроение необыкновенно приподнятое у идущих рядом и очень быстрый темп.



Утро. Холодно. Выходим в 3 часа на заре. Молодая девушка в ярком желтом платье, без рюкзака. Рассказывают, что она лишилась разума на почве безответной любви.



Загарье. Чай необыкновенно вкусный, со смородиновым листом. Пить хочется все время. Как-то сидим на привале, рядом родник. Вода ледяная, боюсь, гордо заболит. Вот если бы чистотел был… А тут соседка: «Да вот же он!». Напилась ледяной родниковой воды, потом пожевала листочки чистотела, и все в порядке.



Иду после молебна по единственной улице в деревне, навстречу митрополит Марк. Один. Монахи сопровождают чуть поодаль. Подошла, попросила благословение. Потом сказали, что если бы шел Хрисанф, почивший, Царствие ему небесное, то по обеим сторонам дороги люди стояли бы на коленях…



И вновь длинные тягуны просеки в дождливые дни. Глина от тысяч ног перемешана, отрывает подошвы обуви. А люди идут семьями, с колясками, с детишками на руках. В Мурыгино ночевали в коттедже. Бегает девчушка лет двух. Идет с бабушкой. Спрашиваю, как же вы ее вели-несли,? «Да помогали мне». Это надо решиться – пуститься в такой непростой путь пожилому человеку с ребенком на руках. А ведет всех вера в святителя Николая, такая живая, твердая! Вот еще одна семья. Четверо детей, младшенькому два года. Его везут на самодельной коляске. Они из-под Самары.

Обращаю внимание на женщину, несущую ведро. В ведре горит свеча.



Очередной привал. Короткий отдых в храме, подъем уже в час ночи, выходим в два. На улице холодно, всего 2 градуса. Поразило, что полный храм народа, и как прилегли, никто не шевельнулся. В крестном ходе так: сел, лег, и тут же уснул. Потом целый год не пропадает ощущение, что ты идешь, идешь, идешь. « И это ощущение – благодать, - как сказал священник Илья из Подмосковного Софрино. - Результат соборной молитвы». И опять же – по вере каждому.



После каждого привала Крестный ход как бы выстреливает, уходит. За хоругвями и иконой следует хор. Он начинает ход, крепко сцепляясь руками. За ними, толкаясь, спешат молодые, крепкие. Я пыталась сбоку, по кочкам, но быстро отстаю. Вот старик монах на костылях «идет». Его обходят. Зовут Дмитрий. В 2011 году ему было 95 лет. Говорит, просто постоять среди его обтекающего Хода, уже счастье. В утренней молитве он у меня теперь в списке о здравии.



Перед Медянским лесом речка. Мост через нее построили в 2009 году. На высоком берегу сказочный берендеевский лес, родники, душистая смородина. Троекратное коленопреклонение. Под коленями – толстый слой сухих еловых иголочек. Я преклонилась и мгновенно уснула. Но при третьем коленопреклонении очнулась, удивляясь пению молитв: красота поразительная! Я иду с Иисусовой молитвой, за нее держусь. И если бы не дождь, при таком длительном подъеме, думаю, голова бы перегрелась, заболела. Правда, от боли есть лекарство-лопух под косынку.

В Медянах – огромный разрушенный храм. Встречают здесь щедрым угощением: каша, суп, молоко, чай. Услышала, что бывший житель Медян стал в Сибири успешным предпринимателем и решил выделить средства на восстановление храма. А здешние люди говорят: «Коли через нас идет Крестный ход, то храм надо непременно восстанавливать». А еще запомнила в этом селе крыльцо. Сидит на нем парень, красивый такой, ликующий. Присела рядом, разговорились. Он нес икону святителя Николая. «Она летит!» - восклицает восторженно.

И опять гроза, потоки воды с небес. Очень скользко, глина сухая, влагу не впитывает, и вода бурными потоками летит вниз. Мои войлочные стельки превратились в комочки, пришлось выбросить.



Рядом вместе с ходом идут медики. Раза три заметила стационарные пункты оказания медицинской помощи на привалах. Меряют давление, дают лекарства, лечат подвывихнутые ноги, мозоли, иногда вытаскивают клещей. На привале общаюсь с хирургом из Кирова с перебинтованными ступнями. Его метод – мозоли не прокалывать.

Вот рядом маленького росточка старушка в плаще и пуховом платке с мешком за плечами. Предлагаем поесть. Отказывается. Не ем, говорит, а то тяжело идти будет. Перед Великрецким на привале мы снова оказываемся рядом. Предлагаю таблетку глюкозы. Опять отказывается: не ем, говорит, никаких таблеток.



Водосвятие реки Великой. Разве это опишешь! Непрерывное пение молитв, усиленное динамиками, раздается на километры окрест. Тысячи и тысячи паломников. В прошлом году их было 39 тысяч. Нынче ожидается 60! Огромная очередь в купель. Организованы раздевалки. Все доброжелательно. Мирно. Вот она, Россия, объединенная Верой! Негатив, конечно, тоже есть, но он просто захлебывается в позитиве.



В нашей компании трое молодых крепких мужчин. Мы каждый год вместе, но лишь когда шли в третий раз, я узнаю, что Андрей два года был в Чечне. И каждый крестный ход он непременно старается нести икону. Его брат Павел со своей девушкой Татьяной, и еще две милые Татьяны, Женя, Володя, Дарья, Ксения - все молодые, красивые, добрые. И мы с Людмилой – бабушки. В Великорецком всю ночь идет принятие исповедей. В храме на берегу реки. Мы в этот раз пошли к 5-часовой архиерейской службе. А наши Татьяны сходили в 2 часа ночи в битком набитый верующими храм. Службы, как и Ход, идут очень энергично. Хоры многоголосые. Николай угодник «руководит» всем и всеми просто потрясающе. По своей воле начнешь кого-то искать – не встретишь, не свяжешься по мобильнику - сеть все время перегружена, а Николай угодник чудесно все устраивает, всем на удивление.



Последний день хода, уже по возвращении в Киров, самый тяжелый. Еще в Медянах выбросила в кузов грузовика, специально подогнанный под сбор мусора, свои кроссовки с налипшей глиной, которую невозможно отцепить, и надела галоши.. Ступни в мозолях, боль жгучая. Людмила претерпела в этот день сердечный приступ, делали укол. Душа и тело как бы идут отдельно друг от друга: душа поющая, радостная, а тело усталое, больное. Это ощущение совершенно непонятное. А Ход идет. Непрерывно поют акафист: здесь начинают, а там уже заканчивают. Самое удивительное – это лица паломников. В них надо вглядеться, чтобы понять: жива Россия!



Если Бог даст, вновь и вновь пойду в Крестный ход. Результат соборной молитвы – благодать, данная каждому по вере его. Словами всего перечувствованного и увиденного не передать.


Александра Пенчук, Московская область.


Подготовила Татьяна Вылегжанина.

P.S. Многие котельничане бывают в Великорецком Крестном ходе. Поделитесь в комментариях своими впечатлениями.

Прочитано 3981 раз

Комментарии   

0 #11 Таня 18.06.2014 16:04
Уважаемые, за больницы и школы надо спрашивать с государства. Где наши налоги, как они расходуются, почему столица как феодал забирает загебает большую часть себе, не оставляя на развитие регионов? Почему зарплата у топменеджеров некоторых госструктур несколько миллионов В ДЕНЬ и почему бы им не раскошелиться на развитие собственной страны. Для меня это загадка. Ну а дело верующих и тех, кто желает - восстанавливать порушенные храмы и строить новые. Это хорошо, когда строят, а не разрушают.
Цитировать

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить


Новости Котельнича. История, достопримечательности, музеи города и района. Расписания транспорта, справочник. Фотографии Котельнича, фото и видеорепортажи.
Связаться с администратором портала можно по e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
© Copyright 2003-2019. При полном или частичном цитировании материалов ссылка на КОТЕЛЬНИЧ.info обязательна (в интернете - гипертекстовая).