1. Skip to Main Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Сергиев Владимир Петрович

Оценить
(1 голос)
Прочитано: 4174 раз

Так распорядилась судьба, что сегодня доктор медицинскх наук, академик Владимир Петрович Сергиев возглавляет институт паразитологии и тропической медицины в Москве у истоков и основания которого стоял его отец, легендарный ученый Петр Григорьевич Сергиев, корнями Вятский.


Родился Петр Григорьевич 11 июля 1893 года в селе Сретенье Котельничского уезда.

Так распорядилась судьба, что сегодня доктор медицинских наук, академик Владимир Петрович Сергиев возглавляет институт паразитологии и тропической медицины в Москве у истоков и основания которого стоял его отец, легендарный ученый Петр Григорьевич Сергиев, корнями Вятский. Родился Петр Григорьевич 11 июля 1893 года в селе Сретенье Котельничского уезда, куда семья каждое лето выезжала к родственникам из пыльной Вятки, где отец будущего академика служил преподавателем губернской гимназии. Петр Григорьевич Сергиев получил блестящее образование, обучаясь сначала в Петербургской военно-медицинской академии, затем в Юрьевском университета в Эстонии, откуда его выгнали за революционную деятельность, затем в Казанском университете. В первые годы после революции Петр Григоревич работал в холерных бараках Санкт- Петербурга, был первым врачом первого посольства СССР в Афганистне. В 1927 году его пригласили работать в Москву, в институт малярии (ныне это медицинский институт паразитологии и тропической медицины имени Морциновского). В конце 30-х годов Сергиев был наркомом здравоохранения РСФСР, затем возглавил отдел по борьбе с малярией во Всесоюзном наркомате здравоохранения. Петр Григорьевич был не только талантливым ученым, но и смелым человеком. По воспоминаниям близко знавших его людей, в 1937-1938 годах он выступал за спасение сотрудников от незаконных политических обвинений и репрессий.


Для вятского читателя первым открыл имя этого выдающегося ученого-земляка столичный профессор и неутомимый котельничский краевед Г.А. Котельников, к сожалению, уже ушедший из жизни. Научные интересы доктора биологических наук, лауреата Государственной премиии профессора Котельникова и академика Героя Социалистического труда, дважды лауреата Государственной премии, чье имя занесено во все энциклопедии и энцеклопедические словари, руководителя крупного научного учреждения Сергиева, в какой-то мере пересекались. Оба занимались паразитологией. При жизни они неоднократно встречались, беседовали, много говорили и о своей малой родине. Вот как вспоминает об академике П.Г. Сергиеве Г.А. Котельников: "В кругу московских ученых-медиков он был крупной фигурой. Его имя связано с ликвидацией в стране малярии. В 20-е годы в СССР заболевало этой болезнью более 12 миллионов человек. Первым из докторов, кто вышел в правительство и ЦК ВКП (б) с идеей повсеместной борьбы с этой коварной болезнью был Сергиев. Опыта крупномасштабной работы подобного рода еще не было: медикаментов не хватало, специалисты наперечет. И все же усилиями Сергиева борьба с малярией была поднята на государственный уровень. Потребовались десятилетия упорной работы, чтобы в 1960 году наша страна смогла официально заявить: в СССР такой болезни, как малярия, больше не существует. Деятельность этого ученого-медика была широчайшей. По инициативе Петра Григорьевича был построен фармацевтический завод "Акрихин", известны его труды в изучении кори, токсической ангины, энцефалита, лихорадки паппатачи на Дальнем Востоке. Ученый был удостоен звания "Герой Социалистического Труда", представлял отечественную медицину на международных форумах, состоял Почетным членом Венгерской академии наук и Бельгийского общества тропической медицины. Ему была присуждена весьма престижная международная премия имени Дарлинга. Прожил Сергиев 80 лет, скончался 12 июля 1973 года. Он не раз мечтал навестить родные места, побывать в селе Сретенье и с сожалением упрекал себя, что тысячи неотложных дел, захлестывая, мешают ему это сделать ".


Так распорядилась судьба, что сегодня сын легендарного академика и тоже академик Владимир Петрович Сергиев руководит тем же самым институтом, что и отец. Беседа с ним проходила в его служебном кабинете в историческом зданиии института паразитологии и тропической медицины на Малой пироговской в Москве.


- Владимир Петрович, пожалуйста, несколько слов о себе: кто Ваши родители, год ващего рождения и кто Вы по знаку зодиака?


- Мои отец и мама - Сергиевы Петр Григорьевич и Милисия Николаевна. Отец родился в селе Сретенье Вятской губернии, а мама в небольшом городке Козлове. В молодости оба участвовали в студенческом революционном движении, затем занимались медицинской деятельностью. Когда я родился, мама ушла из Наркомздрава, посвятила себя моему воспитанию. Мне 58 лет, москвич, по знаку зодиака Лев.


- Каким было Ваше детство, какими Ваши родители были в молодости и что запомнилось из того времени?


- Отец очень любил цветы. У нас был в подмосковном поселке домик. Он и сейчас сохранился. Проживающие в поселке запомнили отца как человека, который выращивал и всем раздавал цыеты. Он очень любил это делать. И сейчас практически во всем нашем дачном поселке цветы - потомки тех самых цветов, которые выращивались в наших цветниках. Если отец с огромным удовольствием и увлечением занимался в свободное время цветоводством, то мама очень любила книги. Ее стараниями в доме собрана огромная библиотека. Очень много раритетных изданий, старинных книг позапрошлого века и старше. Из воспоминаний детства одно из основных- в нашем доме всегда было очень много народу. Люди приходили интересные, увлеченные наукой, сподвижники и помощники отца и разговоры велись тоже интересные. Помнится, в те годы в фаворе была такая ученая дама Лепешинская, которая занималась биологией и отвергала клеточную структуру живого вещества. Однако в журнале, который редактировал мой батюшка, не было ни одной ее публикации. Помню, однажды я пришел из школы, весь такой восторженный, и стал излагать что-то там про деление клеток. Родители сказали, что я еще маленький и ничего в этом не понимаю, поэтому лучше бы помолчал. Кстати, тот институтский журнал, который начал выходить в 1923 году и который редактировал мой батюшка, издается и по сей день.


- Какое образование получили Вы, что повлияло на Ваш выбор?


- Образоввание, как и у родителей, медицинское. Закончил первый Московский государственный медицинский институт в 1966 году. Трудно сказать, почему избрал профессию врача. С одной стороны, конечно, перед глазами всегда был пример отца. С другой стороны, меня больше увлекала биология. Поэтому сразу после окончания школы я подал документы на биологический факультет университета. Однако за день до начала экзаменов, проснувшись утром, решение свое изменил. Поехал на факультет и забрал документы, передав их за час до окончания приема заявлений, в первый медицинский. Родителей дома не было и решение это я принимал сам. А потом, когда я стал студентом, отец сказал: "Жалко, что ты сразу поступил. Я думал, что ты сначала поработаешь". Но сразу было ясно, что моя будущая профессия, вне всякого сомнения, будет связана или с биологией или с медициной.


- Ваш послужной список.


- Первая моя оплачиваемая должность - стрелок, во время экспедиции в Среднюю Азию. Я отстреливал маленьких зверьков, которых исследовали на зараженность. Затем работал лаборантом, участвовал в строительстве Братской ГЭС. Не строил, конечно, а обеспечивал борьбу с гнусом, который изрядно досождал и сказывался на темпах стройки. Потом по распределению пришел в институт паразитологии и тропической медицины. Отсюда меня пригласили в Минздрав. Когда во всем мире заговорили о СПИДЕ и первые больные появились в нашей стране, мне пришлось организовывать работу по борьбе с этой болезнью на Всесоюзном уровне. Мы создали первую центральную лабораторию по выявлению СПИДа, где я проработал года полтора. А то, что сейчас возглавляю институт, которым руководил мой батюшка, так это просто стечение обстоятельств. Судьба привела. Всегда шел по стопам отца и продолжаю идти.


- Когда Вы испытали самое сильное чувство радости и с каким событием это было связано?


- Когда родился сын. Его зовут Петр. Он появился на свет через полтора месяца после смерти отца и свое имя получил в честь деда. Кстати, есть нечто не совсем обычное в датах рождения нашей семьи. Везде присутствует цифра "3". Батюшка был с 1893 года, я - с 1943, сын - с 1973. Поэтому, когда сейчас с ним заводим разговор о внуке, он говорит, что уж до 2003 года все равно придется подождать. Петр не пошел в медицину, он закончил химфак МГУ, а в настоящее время занимается молекулярной биологией и химией. Уходит в университет рано утром, а дома нередко появляется уже заполночь. Все свое время проводит в лаборотории. Очень увлечен своим делом, защитил диссертацию, кандидат наук. В работе, кажется, находит огромное удовольствие и удовлетворение.


- Каких правил в жизни Вы придерживаетесь?


- Наверно, я достаточно консервативен, легко не перестраиваюсь и не пристраиваюсь.


- Вы считаете, что Ваша главная высота еще впереди?


- Трудно загадывать. Я с огромным желанием работал над своей книгой "Инфекционные болезни и цивилизация". Она, как говорят в медицинских кругах, получилась удачной. Ну а по поводу того, что будет впереди... Наверно, что-то еще будет. Наверняка будет!


- Самое недавнее Ваше достижение.


- Сейчас идет мировая кампания по ликвидации полиомиелита, и я, как председатель Государственной независимой комиссии, которая должна подтвердить отсутствие этого заболеваниям в России, как раз на прошлой неделе докладывал и доказывал европейской комиссии, что Россия свободна от полиомиелита. Кажется, доказал. В июне планируется торжественный акт об объявлении Европейского континента свободным от полиомиелита и от дикого вируса этой болезни.


- У Вас есть любимые ученики и последователи?


= Есть, конечно, и ученики и последователи. Но наука, в том числе и медицинская, сейчас переживает не лучшие времена. Поэтому в ней остались только энтузиасты. И поэтому очень важно, что вокруг тебя командв единомышленников. Это многие из тех, с кем я когда-то учился в институте, люди, которых я знаю десятки лет.


- Что вы более всего цените в жизни?


- Больше всего правду. Честность во всем.


- У Вас такое экзотическое направление научной деятельности - тропическая медицина. Вы, вероятно, много где побывали?


- Да, был, наверно, везде. Не был только в Антарктиде. Ну потому что там просто нет таких болезней, которыми я занимаюсь. Вот Вы меня спрашивали о счастье. Знаете, мне довелось достаточно долгое время по просьбе индонезийского правительства жить и работать в Индонезии. И я там себя так счастливо ощущал, счастливо себя чувствовал, хотя был сезон дождей и люди говорили, что климат ужасный. А мне казалось, что это рай на земле. Всегда тепло, разница между самым теплым и холодным временем года всего в один градус. Я вообще люблю лето и не люблю зиму.


- Проживая в других странах, вы, вероятно, стремились выучить и язык той страны, где работали.


- Да, это так. В Индонезии приходилось говорить на бахасе. Очень интересный язык. Он как бы полуискусственный. Вообщето население этой страны говорит на сотне языков. Когда объединялись, решили выбрать в качестве государственного тот язык, что попроще и который могли учить все. Вот на бахасе сейчас и говорят. Когда работал в Узбекистане, говорил на узбекском, в Азербайджане - немножечко на азербайджанском. Ну а повседневный, рабочий язык, конечно, английский.


- Какой самый ценный совет Вы получили в своей жизни и от кого?


- Это скорее не совет, а жизненное правило: если ты чего-то делаешь, то надо думать о самом деле, а не о потенциальном почете или каких-то благах в результате своей деятельности. И если ты свое дело будешь делать серьезно и с желанием, то все остальное к тебе само придет. Это батюшка мне говорил и, наверное, был прав.


- Кому Вы более всего благодарны и за что?


- Родителям. Благодаря им в период моего становления рядом всегда было очень многих хороших и увлеченных наукой людей. Нельзя сказать, что все они были добрыми, но вот батюшка всегда говорил, что надо быть добрым, но нельзя быть ко всем добренькими. А так по жизни много интересных людей было рядом. Конечно, сейчас жизнь несколько другая. Очень много в людях пессимизма, очень трудно представить, что будет со страной и нами. Если наше общество в конце концов выздоровеет, то процесс этот будет достаточно долгим. Хотя, несмотря ни на что, я бы ничего не хотел изменить в своей жизни. Я по-прежнему верю в такие понятия как дружба и любовь. И работа, конечно же, должна быть любимой. Прежде у нас традиционно был научный институт, а сейчас все больше уходим в образлвание; студенты, врачи-последипломники. Новая сфера деятельности, и это очень интересно.


- Для Вас семейная реликвия - это...


- Недавно по наследству мне перешла большая папка с нашей родословной. Занимался этим дядюшка, брат отца. Род Сергиевых пошел от служки из Сергиева Посада, который переселился вместе с другими на северные территории. Роду Сергиевых более 300 лет. В Вятской губернии были известны священники Сергиевы. Это мои предки по отцовской линии. Кстати, Иоанн Кронштадский тоже был из нашего рода Сергиевых.( Иоанн Кронштадский- Сергиев Иван Ильич (1829-1908), церковный проповедник, духовный писатель, протоиерей и настоятель Андреевского собора в Кронштадте. При жизни имел славу "народного святого", канонизирован Русской провославной церковью) Прим. авт.


Сам же я весьма прохладно отношусь к религии. Считаю, что все, что сейчас делается в этом направлениии, не совсем правильно.


- Вы очень занятой человек и тем не менее, у вас есть какие-то увлечения, любимые книги, музыка, которую Вы любите слушать.


- Ну это очень приятный вопрос. Люблю великолепную русскую народную музыку, песни в исполнении Смоляниновой. Очень не равнодушен к песням иеромонаха Романа. Считаю, что это лучший русский поэт, по крайней мере, середины 20 столетия. Мои родители мало внимания уделяли музыкальному образованию. Скорее дома было много интересных людей и интересных разговоров. Но вот у меня сейчас подобралась солидная коллекция народной музыки, не только русской. Я много работал в Закавказье и Средней Азии, поэтому у меня есть записи народной музыки этих народов. Есть записи совершенно фантастической, неожиданной и очень приятной музыки аборигенов Новой Зенландии.


Из увлечений - в свободное время снимаю и делаю видиофильмы. Сам монтирую, озвучиваю. Могу показать. Недавно побывал и снимал на Соловках. Совершенно потрясающие места. Белые ночи. Совершеннейшая сказка!


- Коль заговорили об увлечениях, пристрастиях и - ничто человеческое Вам не чуждо, то назовите Ваше любимое блюдо, напиток.


- Люблю с рисом все, что угодно. Моя половина ) академик свою жену именует только так - "моя половина") всегда делает салат с рисом. У меня есть приятель, который занимается гигиеной питания, так он говорит: "Люблю хлеб". Ну а мне приятен рис. Что касается напитков, то в семье традиционен чай. Кофе не прижился. А вот в хорошем чае батюшка разбирался и меня приучил.


- Когда последний раз Вы были на родине своих родителей?


- К сожалению, ни разу не был ни на родине отца, ни на родине матери, но обо многом слышал. У меня даже в "родословной папке" есть поэма о Вятке, сочиненная кем-то из предков. "Моя половина" зазывает меня съездить на родину моих родителей, а недавно я получил еще и приглашение от директора музея истории крестьянства в Котельничском районе С.Н. Паньковой, так что намеренье побывать в Вятке окрепло. Очень надеюсь, что оно осуществится уже нынешним летом.


Беседовал РОСТИСЛАВ ВЫЛЕГЖАНИН.
Фото и пересъемка автора


Комментарии   

 
#1 Людмила Карпенко 15.01.2014 17:17
Владимир Петрович Сергиев - умница и большой авторитет для меня и многих людей. Если бы россияне познакомились с его научными трудами, их жизни стали бы значительно длиннее, а здоровье крепче...
Цитировать
 
 
#2 Т 13.01.2017 16:27
Большой привет из Киргизии!!!!
Цитировать
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Справочная

Рейтинг


Рейтинг@Mail.ru