1. Skip to Main Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Макарова Вера Александровна

Оценить
(3 голоса)
Прочитано: 4329 раз

И жизни новый круг...

Своя жизнь на болоте

О Вере Александровне Макаровой, фермерше из Котельничского района столько уже написано, столько сделано снимков, снято несколько фильмов, в том числе и столичными кинооператорами и телевезионщиками, а она всегда подчеркивает: окно в мир для нее открыл «Вятский край». В смысле, сделал человеком достаточно известным. Отзывы на публикации об этой необыкновенной женщине приходили даже из-за океана. У нее самой скопилась не одна папка писем-откликов. Признаться, «ВК» о Макаровой не рассказывал последние лет пять. Читатели сами напомнили о героине очерков. Недавно в редакцию пришло письмо от кировчанина Александра Михайловича Марьина. Перечисляя понравившиеся ему статьи о проблемах села, опубликованные в газете за последние месяцы, Александр Михайлович интересуется: «А женщина, у которой коровы живут на морозе, как ее дела?»

Периодически мы встречаемся с Верой Александровной. Макарова идет своим путем, пытаясь убедить опустивших руки жителей деревни, что лекарство от бедности существует, что, имея столько пахатной земли, лугов, пастбищ, преступно нищенствовать и завозить продукты из-за бугра. Чего там, она даже несколько лет назад попыталась донести эти свои мысли до президента Путина, послав бандеролью свою книгу «Лекарство от бедности». Книжку получили, потому как ответ со словами благодарности из Кремля к ней на болото пришел. Правда, «лекарством» от Макаровой вряд ли воспользовались, потому как в рамках нацпроекта начали возводить новые, стоящие десятки миллионов рублей животноводческие комплексы. Вера Александровна человек дотошный, предпочитает анализировать, считать, делать выводы. В изумление повергли ее цифры стоимости одного скотоместа в строящихся коровниках: «Подумай сама, это ж когда такой двор окупится и какой будет себестоимость молока и мяса?», - звонила она мне по телефону, не выпуская из рук калькулятора. В ее фермерском хозяйстве стоимость «скотоместа» в сравнении с нацпректовскими фактически ничего не стоит. Животные круглый год на улице. Зимой обитают среди рулонов сена. Сверху на рулоны положены доски и снова пласты сена. Получились такие своеобразные, как выражается сама фермерша, «кабинетики» для телят. Теплые, сухие, знай жуй вдосталь стенки этого кабинетика да вес набирай. Содержание, естественно, беспривязное, на электродойку коровы выстраиваются в добровольную очередь и для этого есть специально отстроенный двор. Для свиней тоже никаких клеток-ограждений. Особые условия только для малышни и опоросившихся свиноматок. Днем свободный выгул, а на ночь стадо пяточков устремляется в укрытие под крышу. Скрываются не от морозов, а от лесного зверья. Ведь в радиусе восьми километров от макаровского хутора ни жилья ни людей, Лес кругом, болота да выработанные торфяники, на которых и ведет свое хозяйство Вера Александровна Макарова. И хозяйство немаленькое, в ином колхозе такого поголовья не насчитают, а она одна с делами управляется. Впрочем, Олег матери помогает, но на нем исключительно заготовка кормов и сбыт продукции. Еще есть толковый бухгалтер. Без такового при нынешней беспощадной отчетности за каждый шаг и каждую копейку не пофермерствуешь. Именно это многих отваживает вести собственное хозяйство на своей или арендованной земле. Иногда на хуторе живут помощники из числа хронически безработных. Чаше один или двое. Не всегда добросовестные и почти всегда злоупотребляющие. Но других взять негде, приходится мириться.

Несколько дней назад Вера Александровна подарила мне свою только что изданную книгу «Журавли над хутором». Это автобиографические очерки в формате дневниковых записей. Последняя сделана в нынешнее Рождество, 7 января, когда к ней нежданно-негаданно нагрянули гости. Возможно, будущие фермеры, последователи ее принципов ведения сельского хозяйства. Во всяком случае, на Ивана с Настей Макарова очень рассчитывает, обещая поддержку и словом, и делом.

В прошедшую пятницу 13 марта в центральной городской библиотеке Котельнича состоялась презентация книги фермера Веры Александровны Макаровой. Полный зал знакомых и совершенно незнакомых людей. Ее жизнь и судьба заслуживают нижайшего поклона. Кажется, она даже считает себя счастливым человеком. Учившаяся с ней в одно время в сельхозинституте И.И. Зыкова никак не может примириться с тем, что самая лучшая среди них, гордость агрофака в далекие теперь шестидесятые так и не стала доктором сельскохозяйственных наук. А ведь могла бы. Как-никак два высших образования, аспирантура в Тимирязенвке, написанная диссертация, которую Макарова не успела защитить, потому что не было времени выбраться с тех самых выработанных торфяников, которым она посвятила всю свою жизнь.

Татьяна Вылегжанина. (Вятский край. март 2009 года)

 

И еще одна публикация из Вятского края

 

Дела уже минувших дней.

 

Почти всегда она поступала вопреки. И никогда не была, как все.

ЗАКОНЧИЛА СЕЛЬХОЗИНСТИТУТ, РАБОТАЛА СНАЧАЛА В КОЛХОЗЕ, В ЗОНАЛЬНОМ ИНСТИТУТЕ, ЗАТЕМ... ХУДОЖНИКОМ. ЕСТЬ, У НЕЕ, ОКАЗЫВАЕТСЯ И ТАКОЙ ТАЛАНТ. ПРИГЛАСИЛИ В ШКОЛУ - ПРЕПОДАВАЛА ОДНОВРЕМЕННО НЕСКОЛЬКО ПРЕДМЕТОВ И ОДНОВРЕМЕННО УЧИЛАСЬ ЗАОЧНО НА БИОФАКЕ ПЕДИНСТИТУТА. ПОЛУЧИЛА ЕЩЕ ОДИН ДИПЛОМ. ВЫРАБОТАННЫМИ ТОРФЯНИКАМИ "ЗАБОЛЕЛА", КОГДА ПО ВОЛЕ СУДЬБЫ ОКАЗАЛАСЬ НА ГОРОХОВСКОМ ТОРФОПРЕДПРИЯТИИ. ПОСЛЕ ДОБЫЧИ ТОРФА ЗДЕСЬ ОСТАЛИСЬ МНОГИЕ СОТНИ "МЕРТВОЙ" ЗЕМЛИ. ЗЕМЛЮ МОЖНО БЫЛО ВЕРНУТЬ К ЖИЗНИ, ОПИРАЯСЬ НА НАУКУ.

Ее методы воскрешения почвы существенно отличались от общепринятых. Вера Александровна Макарова шла в науке своим путем. Уже была закончена работа над диссертацией, к завершению подходила учеба в аспирантуре при столичной "Тимирязевке", подрастали сыновья. Своей любовью к выработанным торфяникам она сумела заразить даже московских чиновников в министерстве топливной промышленности. Про нее судачили: " Макарова к самому министру дверь ногой открывает". Действительно, был такой случай. Пришлось однажды попадать в важный начальственный кабинет, толкнув дверь носочком изящной туфельки. Просто руки были заняты схемамим, диаграммами и колбами с семенами трав.

 

С предприятия к министру Макарову первый раз отправляли с корыстной целью: авось что-нибудь и пробьет для торфяников накануне сезона, оболтав и очаровав столичное руководство. В свои молодые годы Вера Александровна была хороша собой, а уж по теме выработанных торфяников могла говорить день и ночь напролет. Сначала ее с изумлением выслушал генеральный директор "Росторфа": "Мы уже экспедицию за границу по данной проблеме снарядили, а опыт - вот он, рядом." Затем свою пламенную речь о рекультивации выработанных торфяников она держала уже в присутсвии министра Панкратова. Тот проникся. И, как в сказке про исполнение желаний, спросил: "Чем мы можем помочь, Вера Александровна, в вашей научной деятельности?" Она тут же вспомнила напутствие директора торфопредприятия: "В случае чего - проси трактор, "стотридцатку" с "МПГ". Это такая специализированная техника по подготовке торфяных болот к уборке. Она и выпалила, не задумываясь: "Мне бы трактор с "МПГ". Министр просьбе внял, и уже через пару недель новенькая техника работала на болоте Гороховского торфопредприятия. Разумеется, к деятельности НАЧАЛЬНИКА ЦЕХА ПО ПРОИЗВОДСТВУ ТРАВЯНОЙ МУКИ агронома Макаровой трактор с "МПГ" не имел никакого отношения.

 

На взлете жизни МНОГИЕ считали ЕЕ удачливой женщиной, но жизнь раскрашивала ее судьбу не только светлыми красками. Немало выпало на ее долю и темных оттенков, досталось и черных. Личная жизнь не сложилась: сыновей воспитывала одна. Полностью готовая к защите диссертация так и осталась просто рукописью. Потом с сыном случилось несчастье. Владик, ее надежда и гордость, студент сельскохозяйственного института, трагически погиб во время производственной практики. Была ночь, гроза, шел проливной дождь. Мальчишка на огромном "Кировце" тромбовал силосную траншею. Трактор перевернулся. У матери остался портрет двацатилетнего сына и его навсегда замолчавшая гитара на стене в комнате просторного деревенского дома, где он никогда не бывал.

 

Дом на опушке.

Что такое - мой дом в лесу,

Укутанный снегами,

А в нем живет пушистая красавица

С янтарными глазами. Моя Наташка.

 

Так зовут хозяйскую кошку. Вообще-то кошек у Макаровой штук семь, но любимая только одна и только ей разрешен доступ в дом. Еще при доме живет пес Анчар, немецкая овчарка, большой умник, красавец и хозяйкин защитник. Свирепая Эмми, ротвейлер, подарок Вере Александровне от коллеги, тоже фермерши Надежды Холманских, посматривая на Анчара, изо всех сил пытается выглядеть благовоспитанной и приветливой с гостями, на которых распространяется расположение хозяйки.

 

С 1992 года Вера Александровна Макарова живет за полями и лугами, в доме-пятистенке на опушке леса, вдали от людей. Фермерствует. По-прежнему остается верной своей любви к выработанным торфяникам. Из 620 гектаров закрепленной за фермерским хозяйством земли нет ни гектара миниральной почвы. ХОЗЯЙСТВУЕТ ОНА ПО-ПРЕЖНЕМУ НА ВЫРАБОТАННЫХ ТОРФЯНИКАХ И на этой "мертвой" земле --- выращивает удивительные травы, названия которых не каждому агроному известны. Результатами ее трудов никто нынче особо не интересуется, но она все равно занимается семеноводством, пугась перспективы, когда овсянницу тростниковидную могут занести в "Красную книгу". При желании фермерша Макарова могла бы обеспечить область дефицитнейшими семенами трав, коих больше нигде не сыскать. Удивительное растение под названием канареечник тростниковидный в день прирастает по 8 санитиметров. Четыре укоса за лето дает. Фантастика. Но на травку-акселератку тоже нет спроса. Не оттого ли, что косность в крови у колхозных мужиков. Ну ладно, прежде можно было валить все беды, в том числе и бескормицу на фермах, на районное начальство.

 

Мол, кто командует, с того и спрос. Сегодня с кого спрашивать, когда в общественном стаде остается по 10 коров и тех кормить нечем? Теперь кивают в сторону Президента или депутатов. Макарова от политиков тоже не в восторге, но у нее на их пребывание у власти свой взгляд: какие сами, такие и сани. В стихах, которые рождаются у нее как бы между прочим, походя, это звучит так:

 

Когда смотрю в экран и вижу

Стадо серых, рыхлых лиц.

Не лиц - а пиджаков,

Я думаю, каков народ,

Который выбрал дураков.

Сейчас клянем себя и их

Да, впрочем, где же взять других?

 

С тех самых пор, когда Вера Александровна Макарова оформилась на своих болотах фермершей, хотя к таковым себя не относит, говорит, что она просто хозяйка на этой земле, у нее помимо любви к выработанным торфяникам, появился еще один интерес. Увлеклась свиноводством. Уникальнейший опыт Макаровой по их разведению и откорму заслуживает не просто внимания, а быстрейшего распространения. Впрочем, мысль о косности российской ментальности опять может стать камнем преткновения.

 

Любопытному и неравнодушному читателю предлагаю угадать, сколько свиней на откорме у фермерши Макаровой? Десять? Пятнадцать? Ничего подобного. Когда Вера Александровна открыла изгородь, отделяющую примитивнейшую постройку от площадки, служащей для всего макаровского поголовья столовой, я испытала полнейшее замешательство. Из двора на волю белой лавиной хлынуло разновозрастное поросячье стадо. Впереди спешили самые шустрые двух-трехмесячные поросята-откормочники, сзади поспешали достигшие приличной весоволй кондиции ушастые хрячки. Недавно опоросившиеся свиноматки на улицу не пошли. Заняты делом - кормят детенышей.

 

-Сколько же их у вас?- киваю в сторону стада.

 

-Да сотня будет,- говорит Макарова.-Все потомство от одной свинки пошло. Живут только на свободе. Никаких клетушек. Никакого приготовления кормов. Никакой механизации.

 

Нет, это надо видеть своими глазами, чтобы перевернуть в собственном сознании закостенелые представления о том, как скот можно выращивать без теплого двора, без традиционной каши и даже при отстутствии воды. ПИТЬЕВУЮ ДЛЯ НЕЕ САМОЙ СЫН ОЛЕГ ПРИВОЗИТ ИЗ ПОСЕЛКА. У НЕЕ НА ХУТОРЕ ВОДОНОСНЫЙ СЛОЙ РАСПОЛОЖЕН ОЧЕНЬ ГЛУБОКО И ПЕСОК-ПЛЫВУН ЛОМАЕТ ВСЕ УСИЛИЯ ЧЕЛОВЕКА ПРОБИТЬСЯ К ВОДЕ. Помимо свиней, Макарова держит еще три десятка крупного рогатого скота, в том числе ОКОЛО ДЕСЯТКА коров. Без молока и абрата свиноводством заниматься - затея бредовая, СЧИТАЕТ МАКАРОВА. Есть еще два десятка гусей. Держит их скорее для души. Зимой своим криком гуси напоминают хозяйке журавлей. С наступлением весны на здешних болотах эта благородная, красивая птица становится хозяйкой. Так и живут по соседству, почти рядом - хозяйка фермерского подворья "Журавлик" Вера Александровна Макарова и любимые ею птицы.

 

Со скотом она управляется в основном одна. Пахота и сев, заготовка кормов, подвозка, размол зерна, убой скота и сбыт продукции на двадцатичетырехлетнем сыне Олеге. Наемных работников не привлекает: "За меня мою работу никто не сделает". По выходным приезжает из лесничества помощник Володя. Здесь он свой человек. "Володя помогает нам, мы - ему",- говорит Вера Александровна. Помощник на хозяйку не в обиде. Два дня стараний у Макаровой позволяют ему кормить в течение недели всю семью, тогда как на основной работе деньги мужику практически перестали платить.

 

Невыездная.

 

Со своими свиньями и коровами Макарова сделалась почти "невыездной". Покинуть домик на опушке она может в крайнем случае до вечера. А вечером, как обычно, коровы выстроятся в очередь на дойку. Доильный аппарт в хозяйстве один, поэтому процесс затягивается. Потом еще парным молочком надо напоить из соски новорожденных телят.

 

Шестое поколение животных живет у Макаровой круглый год под открытым небом. Представить это сложно. Мы привыкли к тому, что в прежние годы для скота строили блочные бетонные дворцы, стоимость одного скотоместа в которых равнялась цене однокомнатной благоустроенной квартиры. Корова иногда за всю свою дойную жизнь не могла оправдать тех затрат, которые делались человеком по недомыслию. Идеология Макаровой по содержанию скота исходит из тех посылок, что в природе ни лося ни кабана никто не кормит, не поит и отелы не принимает. Домашняя скотинка, конечно, не лось и не кабан, но приспосабливается к условиям жизни запросто. Так, коровы телятся у нее и в двадцатиградусный мороз прямо под открытым небом. За все годы ни одного неудачного растела не случилось. Молодняк появляется на свет крепким и жизнестойким.

 

Вместе с хозяйкой осматриваем скот. Пять коров растелились. Дойка двухразовая. От каждой после отела ведро молока утром и ведро вечером. В рационе - сено, сколько съедят. "Подсчитала, килограммов двадцать на голову получается",- замечает хозяка. Концентраты полагаются только дойным коровам. Килограммов по семь выходит. Телятам на откорме хлеба не дает вообще. " Они же травоядные, им белок нужен, а не углеводы." Бычки на траве растут прекрасно. Недавно одного сдали на мясо - потянул на 600 килограммов живым весом.

 

Когда у Веры Александровны бывают нечастые гости, всегда допытываются: "И как же такое количество скота напоить? У вас водопровод или колодец?" "Ни колодца, ни водопровода",- отвечает хозяйка. Коровы, и телята, свиньи с поросятами, гуси и даже немецкая овчарка Анчар добывают питье сами. Весной, летом и осенью ходят на водопой к водоему, а зимой для всех услада - снег. От души смеялась, увидев, как маленькие поросюшки тащат с улицы в свой уголочек кусочки снега или же льдинки. Сосут, будто дети леденец. Корм хозяйка тоже не раздает. Концентраты ссыпаны прямо на снегу. Свиньи едят, сколько хочется. Перекорма ни с кем ни разу не случилось. Что интересно, неподалеку от дома лежит груда миниральных удобрений, и свободно гуляющий скот ни разу к этой груде не притронулся. Один только враг у хозяйки этого "поместья" - волки. До прошлого лета они держались в отношении своих соседей вполне корректно, а тут обнаглели. Сначала потерялся теленок. Придет, подумала хозяйка. До этого случая телка как-то тоже неделю по лесу путешествовала, потом объявилась. Надо заметить, что скот в летнее время бродит по округе совершенно свободно. Иногда свиньи уходят от дома за 3-5 километров. И даже поросятся чаще всего поросятся где-нибудь в лесных зарослях, но дом знают. Однажды свинка отсутствовала несколько дней, а затем пришла к хозяйке из леса с целым поросячьим выводком.

 

Так вот, о волках-вражинах. Одну телку они съели, оставив рожки да ножки. Место волчьего пира хозяйка обнаружила по крику ворон, слетевшихся к окончанию волчьей трапезы. У одной из коров волк откусил сосок. Не везет в жизни теленку Принцу. Во-первых, родился в трескучий мороз, во-вторых, прошлым летом хозяйка буквальна вырвала его из волчьей пасти, закричав, что есть сил: "Анчар, ко мне!" Отважный пес преследовал зверя по лесу уже один. Принц после той встречи с волком перестал расти, но хозяйка надеется, что НЫНЕШНИМ летом дело пойдет на поправку.

 

Недавно у Веры Александровны были гости. Целая делегация из колхоза "Ацвежский" соседнего Свечинского района. Нужда заставила людей обращаться к уникальному опыту Макаровой: рушится здание фермы, а сокращать поголовье не хочется. Приехали и убедились, что телята вполне могут обойтись без теплых стен и даже без крыши над головой.

 

Пока я гостила у Макаровой, Президент успел подписать главный финансовый документ - бюджет на нынешний год. Ничего хорошего для каждого из нас эта бумага не содержит. Умрем с голоду, если будем дожидаться московских трансфертов. Пора бы научиться самим зарабатывать себе на жизнь, как делает это Вера Александровна Макарова. Она, как тот мужик из сказки Салтыкова Щедрина, запросто прокормит семерых генералов. Осилит и больше. Потому как соображает, что к чему, а не живет закостеневшими понятиями и никого не спрашивает, что можно, а чего ни-ни. Сама себе хозяйка. Со своей собственной жизненной установкой: делать дело.

 

"И будто сердца стук

Секундной стрелки круг.

Минуты сложаться в года

И не вернуть их никогда.

И в эти годы, в эти дни

Так много сделать мы должны."

 

Эти стихотворные строки из дневника Веры Александровны Макаровой. Впереди у нее очередная - весна. Посевная. И новый круг жизни.

 

Т. ВЫЛЕГЖАНИНА.

"Вятский край"


Комментарии   

 
#1 mama_tanya@bk.ru 22.11.2015 22:51
22/11/2015 сегодня впервые увидела по TV передачу о Вере Макаровой. Восхищена, надеюсь что у этой замечательной самоотверженной женщины все нормально.
Что есть силы заниматься таким трудным и благородным делом, что появились молодые помощники.
Цитировать
 
 
#2 sobin.77@mail.ru 20.02.2016 08:20
Подскажите где скачать или купить книгу "Записки фермера или лекарство от бедности" Макаровой В.А. очень хочу почитать. "Журавли над хутором" яндекс выдает в pdf. А Записки фермера нет.
Цитировать
 
 
#3 Таня 20.02.2016 17:40
Цитирую :
Подскажите где скачать или купить книгу "Записки фермера или лекарство от бедности" Макаровой В.А. очень хочу почитать. "Журавли над хутором" яндекс выдает в pdf. А Записки фермера нет.

Книги можно купить у автора-В.А.Макаровой . Тел. 8-919-504-93-41
Цитировать
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Справочная

Рейтинг


Рейтинг@Mail.ru