1. Skip to Main Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

К истории Вятского края и села Молотникова

Оценить
(2 голоса)
Прочитано: 2870 раз

К истории Молотникова.

Историю села я задумал написать давно. При этом мои мысли двигали два мотива. Во-первых, из знания прошлого сел и деревень слагается общая история крестьянства и России. Во-вторых, Молотниково дало России человека с гениальными задатками, первого русского доктора и профессора медицины К.И. Щепина

(1728-1770), сына крестьянина, получившего образование в лучших университетах Европы. Мы, вятчане, и потомки наши вправе гордиться именем этого ученого.

Приступив к работе, я понял: собранного материала мало. Поэтому взять на себя ответственность писать историю в полном смысле этого слова было бы несерьезным занятием. К сожалению, мы не знаем даже приблизительное время основания Котельнича и Вятки. А по части освоения Вятки русскими пока еще нет единой концепции. Не случайно историк Н.И. Костомаров (1817-1885) писал: “Нет ничего в русской истории темнее судьбы Вятки и земли ее”.

О новгородской вольнице. Ушкуйники и Вятка.

Ушкуйник в Древней Руси - это вольный человек, совершавший набеги с вооруженной дружиной и промышлявший грабежом на ушкуях - плоскодонных лодках по Волге, Каме и притоках их. Они добирались по рекам и до Вятки. Эти факты старикам известны. В 1374 г. новгородские ушкуйники на 90 ушкуях пограбили Вятку. В тот же год часть тех ушкуйников, читаем у С.М. Соловьева (стр. 335 там же: см. ниже источник), высадились на берег Волги, уничтожили свои 40 ушкуев, отправились на лошадях к Вятке и дорогой разорили много сел по берегам Ветлуги. Далее С.М. Соловьев пишет: в 1375г. новгородские вольники на 70 ушкуях под началом Прокопа явились под Костромою. Тамошний костромской воевода Плещеев вышел с войском 5000 чел. навстречу. Ушкуйников было 1500 чел. Прокоп сделал хитрый тактический прием (разделил свой отряд пополам, с одной частью вступил в бой с костромичанами, а другую отправил тайком в лес, в засаду. Удар этой засады в тыл Плещееву решил дело в пользу разбойников. Разбойники вошли в город и в течение недели разграбили его, забрали в плен часть жителей (жен и девиц), что не могли взять, уничтожали, жгли или бросали в Волгу. Пленных и награбленное добро погрузили в суда и, то же самое сотворив в Нижнем Новгороде, поплыли по Волге и Каме. А в городе Болгарах продали басурманам жен и девиц, плененных в Костроме и Нижнем. Великий князь Московский Димитрий с войском из 29 волостей подошел в 1386 г. к Великому Новгороду потребовать от города прекращения разбоев на Волге и выплатить пошлины, которые новгородцы не платили Москве, а также уплатить за грабежи, учиненные в Костроме и Нижнем. Новгородцы были вынуждены подчиниться Димитрию Донскому. Известно, что новгородские ушкуйники не раз бывали в прошлом на нашей земле, в Котельниче (Кокшаров).

О городе Вятка.

По Соловьеву, в 1374 г. ушкуйники были на Вятке. Что это? На реке Вятке или в городе Вятке? Если взять последнее, то Вятка как город уже была к этому времени. Это вопрос особый. Надо еще много работать исследователям, чтобы уточнить время возникновения г.Вятки и Котельнича. Эммауский считает годом основания 1374 г. Вопрос о другом, который я хотел бы осветить: кто мы? Потомки русских (новгородских) ушкуйников, т.е. воинствующих разбойников, которые веками занимались разбоем, грабежами, даже торговлей людьми (жен и девиц), захваченных насильно. Наследство это позорное. Или же мы - метисы вотяков (удмурты), марийцев (черемисы), болгар волжских, татар, пермяков и др. (см. у Лаврентьева,1890 стр. 163-174). По-видимому, смесь генетическая есть. Не могла раствориться начисто и новгородская наследственность отборных грабителей. Но, по-видимому,- генетический конгломерат.

История большинства сел на Руси начиналась с постройки церкви. Северные и среднерусские села постепенно обрастали вокруг деревнями. Таким путем формировались приходы, а жители их становились прихожанами. В итоге село превращалось в религиозно-нравственный, а также просветительный и культурный очаг. Вслед за этим зарождалась и административная (волостная) организация. Многие села на средней и северной Вятке отличались немногочисленным населеним. В Молотникове даже в ХIХ в. насчитывалось не более восьми домов, в которых проживали семьи духовенства, учителей, лавочника и прочих лиц. Значительная часть вятского крестьянства, в результате ее исторических особенностей, не знала крепостничества. Это обстоятельство имело значение в становлении этнического характера вятчан, выражавшегося в их изобретательности, смекалке и поведенческой раскованности, отсутствия низкопоклонства и т.д.

Досоветский период.

Молотниково - одно из древних сел в районе. Старше его - Гостево. Однако отдаленное прошлое села остается для нас в потемках. Название его происходит от устаревшего слова “молотник”, т.е. молотобой. В.И. Даль (1801-1872), выдающийся русский лексикограф, писатель и врач, дает пояснение слову “молотник”: помощник кузнеца. По-современному, это - молотобоец. Молотобойничать по Далю - промышлять молотобойством. По-видимому, первые поселенцы села занимались кузнечным промыслом. Годом возникновения села считается 1515. По Д.Ф.Кожевникову (1965), изучавшему историю Котельнича, в этот год произошло опустение города: люди уходили в глухие места, чтобы избежать подати (налогообложение). В результате возникли поселения: Молотниково, Курино и Спасское. Конечно, в один год вряд ли поселение могло стать селом. Требовалось время на постройку храма и организацию службы. Местный священник Александр Попов (1900) писал: “О времени возникновения прихода села Молотникова, местоположения первого храма, отчего приход получил свое название и о его первоначальном состоянии никаких данных в церковном архиве не имеется; лишь известно, что приход очень древний. Так в выписке из писцовых книг Афанасия Толчанова и подъячего Андрея Иевлева от 1629 года (Приложение к 2 т. Сборн. “Столетие Вятской губ.”, стр. 244) упоминается: “...погост Молотниковский, церковь во имя Димитрия Солунского”. Под погостом в старину понимались: церковь с домами священника и причта (церковные служители и певчие), а также с прилегающим кладбищем и, реже, - само кладбище. (Автор помнит от стариков, родившихся в середине Х1Х в. и позже, выражение об умершем “...увезли на погост”, т.е. похоронили).

О Молотниковском приходе также упоминалось и в переписи вятского населения в 1654 г.: “Между котельническими приходами находится и Молотниковский”. Сколько было построено храмов - деревянных и каменных - в селе до 1629г., а также до второй половины ХУ111в., пока неизвестно автору. В “Переписной книге” М.П.Воейкова и Ф. Прокофьева в 1678г. сообщается уже о 10 погостах в уезде, среди которых и Молотниковский, а также о 10 волостях, называющихся по имени сел: Гостевская, Юрьевская, Куринская, Красногорская, Спасская, Окатьевская, Поломская, Окологородная, Подгородная и среди них Молотниковская. Увеличение сел и волостей свидетельствует о росте населения.

В описи церковного имущества, составленного в 1860 г., А.Попов нашел упоминание о Молотниковской церкви: “...теплая, каменная, освящена в 1770г. котельническим протоиереем Илларионом Щепиным во имя святого Димитрия Солунского”. Этот храм, по причине трещин, в 1872г. был сломан. В той же описи упоминается и о холодном храме, который освящен в 1775г. во славу Рождества Пресвятой Богородицы. Эта церковь,- пишет Попов, - “...существует и теперь” (1900г. - Г.К.). Иконостас холодного храма, выполненный тонкой художественной резьбой, с позолотой, сохранялся веками, до закрытия его в 30-х г.г. и разрушения в 40-х г.г. ХХв. Иконная живопись была исполнена в стиле старинного, причем греческого, письма. На одной из нижних икон значилось: “Писал сей образ (Ап. Петра и Павла) иконописец города Хлынова, дому архиерейского певчий Иван Афонасьев Котлецов 1775 году”. Учитывая, что все другие живописные творения иконостаса исполнены сходным способом, можно полагать: весь иконостас написан Котлецовым (А.Попов).

Естественно, церковная служба не могла обойтись без теплого храма. Вместо сломанного в 1872г. теплого храма, освященного в 1770г., молотниковцы воздвигли новый каменный теплый храм у западной стороны холодной церкви. Новый храм соединялся каменным коридором с холодной церковью. Теплый храм имел два придела - западный и восточный. Оба они освящены в честь: западный - Димитрия Солунского, а восточный - апостолов Петра и Павла. В связи с этим в приходе отмечались два храмовых праздника: с давних времен (сотни лет) день св. Димитрия, а с 1882г. и день апостолов Петра и Павла. Итак, построенный и в 1775г. освященный холодный храм продолжал действовать и в ХХв., до начала 30г.г. Воздвигнутая в тот же год колокольня возвышалась высотой 20 сажен (около 43 м). Большой колокол, вылитый из меди с добавлением серебра, отличался особым мелодичным звучанием. В 1873г. храмовый комплекс был окружен каменной оградой с деревянными решетками. В приходе, кроме этого, имелись две часовни: одна деревянная в четырех верстах от села, близ д. Палковщина, основанная в 1728г., перестроенная в 1863г., вторая построена в 1888г. в селе, рядом с церковью.

Заглядывая в старину, следует указать на исторический факт, имеющий отношение к Молотникову, а именно: путь из Москвы в Хлынов пролегал через Молотниково. Первое достоверное описание его относится к 1555г. (по О. Виноградову, 1989). В этот год в столицу была отправлена знаменитая икона Николы Великорецкого. Через год икону вернули в Хлынов. При этом путь ее пролегал через Вологду, Великий Устюг, Лальск, Лолу, Яхреньгу, Окатьево, Спасское, Молотниково, Котельнич и Орлов. Повторялся ли этот путь в последующие годы, автору неизвестно.

В 50-е годы к автору этих строк не раз обращались старожилы Молотникова с вопросом о Димитрии, именем которого назывался храмовый праздник в приходе. В то время я не был готов дать ответ. Пользуясь случаем, даю краткую справку о Димитрии Солунском, имя которого сопровождает историю Молотникова несколько веков. Кстати, жители даже речку близ села нарекли Димитриевкой.

Димитрий - имя древнегреческое, в переводе на русский язык означает посвященный Деметре - языческой богине плодородия и земледелия. Ей поклонялись греки, чтобы уродился богатый урожай. Димитрий Солунский - личность историческая, родился и жил в 3 в. после Рождества Христова в греческом городе Солунь (Македония, в то время восточная область Римской империи). Жизнь Димитрия протекала в период распространения христианства и жестокого подавления христиан римской властью в лице императора Максимиана. Имя и биография его вписаны в древнерусские рукописи “Четьи-Минеи”, в которых по месяцам и числам излагаются жития святых.

Родился Димитрий в христианской семье воеводы Солуни. Отец - грек, мать, по некоторым источникам, - славянка. Сын рос с верой в Христово учение. Максимиан назначил Димитрия после смерти его отца воеводой Солуни, как храброго, умного молодого воина. Димитрий, вопреки запрету христианства, прославлял Иисуса Христа и искоренял языческое многобожество. В связи с этим Максимиан повелел своим воинам заточить Димитрия в темницу, а затем заколоть его копьями. Это случилось в конце октября (по н.ст. 8 ноября).

Так погиб христианин и любимец Солуни. Личные вещи и его кровь на одежде оказались чудотворными. Они, гласит предание, исцеляли больных. Из близких и дальных земель веками стекались больные в Солунь за лечением. Отсюда христианством принято ежегодно считать 8 ноября - день гибели Д. Солунского - Днем великомученика Димитрия. По преданиям, Димитрий Солунский являлся в виде знамения, помогая христианам защищаться от нашествия врагов: в Солуни - от аваров, на Куликовом поле - от полчищ орды Мамая, которые разбило русское войско князя Димитрия Донского 8 сентября 1380г. И еще ранее, в 907г., во время похода князя Олега в Царьград. Олег устроил побоище грекам. По словам летописца: “...испугались греки и сказали: это не Олег, но святой Димитрий посланный на нас от Бога” (Из “Повести временных лет.” Русская литература ХI-ХУIII в.в.- М. худ. лит-ра, 1988. стр.18-48). Князем Димитрием (Донским) после победы повсеместно на Руси введено поминание всех погибших русских воинов в той битве в субботу перед днем Димитрия Солунского. Этот день с тех пор именуется Димитриевской субботой. В день битвы с обеих сторон были большие потери войск. Историк С.М.Соловьев повествует в своей монографии: “ ... осталось русских воинов в живых после битвы 40 тысяч, тогда как в битву вступило больше 400 тысяч”. Долго искали Димитрия среди убиенных (он встал рядовым воином). Нашли лежащим, окровавленным, но живым. Князь после победы повелел вечно поминать погибших в той битве с врагом. С тех пор на Руси введено поминание в субботу, перед днем Димитрия Солунского, всех погибших на Куликовом поле русских воинов. Этот день получил наименование Димитриевской субботы. Спустя века, русская церковь стала поминать в этот день всех убиенных на разных войнах. Со временем стиралась народная память об убитых на Куликовом поле, в результате поминальный обряд по убиенным воинам превратился в обычную родительскую субботу.

Такова историческая связь не только молотниковцев, но и всех русских православных с именами двух выдающихся христиан Димитриев. Учитывая это, было бы свято-духовным действом в означенную субботу миром вспоминать убиенных воинов и в Отечественную войну 1812г., когда патриотическое движение вколыхнуло и котельничан. Под знамя освободительной войны от наполеоновской Франции встал и житель Молотниковской волости Александр Деветяриков (Мултановский, 1913). И воинов Великой Отечественной (1941-1945), с которой не вернулись только молотниковцев 242, а в целом 10812 котельничан. И в малые войны, которые продолжаются и поныне. Вспоминать, чтобы память была живой и продолжительной. Думается, воспитательное значение такой памяти будет полезным в плане патриотизма и бережного отношения к прошлому.

Молотниковские приход и волость - довольно обширные, относились к пригородным. Постоянных границ прихода и волости не существовало. На западе длительное время часть деревень современных округов Шалеевского и Юбилейного входили в Молотниковский приход. Также некоторые гостевские деревни на западе включались позже в Игумновскую волость. По церковным росписям 1777г. в приходе значилось 66 деревень с населением 1967 человек., из коих мужского пола 955, женского - 1012. А в 1822г. население составляло уже 4922 чел., из них мужского пола 2280, женского - 2642. К 1900 г. в приходе насчитывалось 124 деревни, 684 двора, 6725 человек., из которых мужского пола 3365, женского - 3360 жителей (А.Попов). С ростом населения сокращалась подушная площадь пахотных земель, лугов и лесов. В результате к началу ХХ в. уже ощущался дефицит пахотных земель, леса и др. угодий. Кроме этого значительная часть почв подзолистые, глинистые и супесчаные. В связи с этим часть населения в Х1Х и начале ХХв.в. переселялась в другие уезды, губернии и даже в Сибирь. Сокращение лесов вынуждало молотниковцев в начале ХХв. закупать дрова в других волостях, в частности, в александровских деревнях. Парни волости нередко уходили и уезжали на временные заработки в промышленные города - Надежнинск ( ныне Серов), Нижний Тагил, Пермь, Ижевск и другие. Уходящие на заработки в города назывались зимогорами (от слов “зима” и “город”). С окончанием прокладки железной дороги через Котельнич в 1902 г. на восток зимогорское движение расширилось.

О быте, ремеслах и промыслах.

Жилищные постройки на молотниковщине, как и в других волостях, длительное время, до конца Х1Х в., были курными, т. е. строились “по-черному”, без дымохода. При топке печи дым наполнял верхнюю часть жилища и медленно выходил через специальные отверстия: одно - в потолке и второе - в крыше. Естественно, стены, потолок, полати и весь интерьер избы приобретали темную окраску. После топки печи и выделения дыма потолочное отверстие закрывали специальной плотно закрученной тряпкой (затычка). В избе же в особо морозное время содержались новорожденные теленок, ягнята, а также куры под лавкой за деревянной загородкой. В помещении находились ведра, кадки для воды и запаривания кормов и прочие необходимые для быта предметы. Белье (обычно домотканное), праздничная одежда и обувь размещались в клети - в сундуках и на стенах. Жилая изба и надворные постройки располагались двумя порядками (в два ряда). Один из них представлял избу, сени, клеть, второй - амбары, погреб и другие постройки. В задней части межрядия находились конюшня, хлев для скота. Над ними располагалась поветь для сена. Площадь между избой и надворными постройками называлась оградой. Обычно ограда сверху покрывалась соломенной или тесовой крышей. Фасад ограды представляли ворота. В задней части ограды находились гуменные ворота. Подклеть. Это старое северо-восточное слово и понятие - нижнее жилье рубленного дома.

Нижняя изба, иногда нежилая, служила кладовой. В морозы сюда иногда заводили овец и кур. А еще используовали как место для проведения первой брачной ночи после свадьбы молодых. Тут было наиболее удобное расположение для молодых в первую и по-видимому в последующие две-три ночи место. Подклетом также считалась холодная горница (в другой половине избы или в особой клети, которая располагалась на уровне избы), соединенная сенями с ней. Словом, свободные от семьи помещения с брачным ложем для первых ночей молодых.

Основным средством жизни крестьян было земледелие и животноводство. Из животных содержали малопродуктивный местный молочный скот, овец, свиней, лошадей и кур. Как и во всей губернии, система обработки земли - трехпольная: озимое, яровое и паровое. Земля обрабатывалась главным образом деревянными сохой и бороной. Урожаи невысокие: ржи - не более “сам - 5” (т.е. на один пуд посева 4-5 пудов урожая), ячменя и овса - “сам - 4, гороха - 2,5 - 4 пуда. Повсеместно высевали лен, который давал льноволокно и льняное масло, отличавшееся наиболее лучшим качеством в сравнении с другими растительными маслами. В полях выращивали картофель и репу, а из огородных культур - капусту, лук, чеснок, огурцы, редьку, морковь, галанку (брюква), хрен и хмель. Некоторые крестьяне занимались пчеловодством.

Землепользование было не частным, а общинным. Суть общины заключалась в следующем. В каждом селении земля, состоящая из усадеб, полей, лугов и лесов представляла общий надел для деревни. Само общество распределяло землю между ее членами. Для этого крестьяне весь надел делили на десятины и каждую из них на полосы. По плодородию десятины различались. Каждый домохозяин получал землю ввиде полос на каждой десятине, т.е. в разных местах. В результате такого распределения каждая семья имела и хорошую и плохую земли. В итоге завладеть кому-либо только плодородными землями не допускалось. Таким же способом распределялись и сенокосные угодья. При всем этом земля выделялась только на мужское население деревни, села. В досоветское время отец автора имел 20 десятин земли (из расчета 5 десятин на четыре мужские единицы) и в урожайные годы закладывал в амбар до тысячи пудов зерна.

Крестьяне волости, помимо землепашества, занимались разнообразными промыслами: шерстобитным и пимокатным, плотничеством, производством бочек, кадок, корыт, бураков, кирпича. Среди них были пильщики, каменщики, сапожники, кузнецы, гончары. Изготовлением глиняной посуды занимались в некоторых деревнях все мужики (Суслята, Рябовы и др., при этом о Суслятах шутили: “ Не боги обжигают горшки, а суслятские мужики”). Крестьяне Котельниковы из д. Трухины, предки автора, изготовляли кирпич и строили каменные дома со второй половины Х1Х в. в Костромской и Вологодской губерниях. В отдельных деревнях работали ветряные и водяные мельницы, реже - толчеи (для изготовления толокна из зерна овса). Изготовлением пряжи и ткачеством льняного полотна занимались в каждой деревне, а в некоторых - даже художественным ткачеством скатертей и полотенец, для этого владели мастерством крашения пряжи и тканей. В отдельных деревнях были мастера по выделке овчин и вообще кож для изготовления дубленых полушубков и тулупов, а также хромового товара. С детства крестьяне умели плести лапти. Лапоть - повсеместная, причем весьма удобная летняя обувь, особенно для хозяйственных работ. Реже встречались строители каменных домов, портные, столяры и др. дел мастера. В некоторых деревнях жили гармонные мастера. В д. Вагины они не только ремонтировали, но и изготовляли гармони на продажу. Словом, в волости издревле поддерживались и развивались ремесла, и люди могли самостоятельно обеспечивать себя многим необходимым в быту, а также использовать результаты труда в качестве заработка.

В некоторых деревнях из-за неплодородных почв не хватало зерна до очередной уборки хлебов. И каждый год их жители вынуждены были просить взаймы зерно в других деревнях или же, по договоренности, отрабатывать на жатве или уборке льна за взятое зерно. Основная зерновая культура - рожь, но также выращивали ячмень, овес и горох. Сорта зерновых - местные, малоурожайные. Обмолот проводился вручную цепами с наступлением заморозков. Этот способ сохранялся в многих хозяйствах кое-где до 30 г.г. нашего века. Однако с введением земской реформы во второй половине ХIХв. через сельскохозяйственные общества начали появляться металлические плуги вместо деревянных сох, жатки, конные молотилки, веялки и др. технические средства. Наряду с этим стали внедряться посевы клевера - культуры, которая обогащала почвы необходимым азотом и являлась кормовой растительностью богатой белком. В волости было широко распространено льноводство, а отсюда и ткацкое ремесло. В каждой семье имелись ткацкие станы, прясницы (прялки), а в некоторых - самопрялки.

Животноводство не отличалось продуктивностью: разводили местный, беспородный крупный рогатый скот. Были овцы, свиньи, лошади. Пчеловодство известно исстари, начиная с бортничества до содержания пчел на пасеках, в ульях. Оно было достаточно распространено.

О торговле.

Основное занятие жителей молотниковской округи, как всего уезда, - земледелие. И при всем этом малоплодородные земли все-таки давали иногда излишки зерна, муки, льна и т.д., которые сбывались в Котельнич или приезжим скупщикам на сельской ярмарке.

Естественно, торговое дело немыслимо без счета и учета. Но большая часть торговцев на Вятке еще в ХУI- ХУIII веках оставалась неграмотной. Однако, неграмотность людей в прошлом компенсировалась более глубокой памятью. Свои счета неграмотные торговцы в то время да и позже вели с помощью бирок. “Бирка” того далекого времени не имеет общего с современным понятием. Происхождение слова - татарское, со времен монгольского ига на Руси. Хан орды выдавал бирку великому князю на право сбора им дани с вассальных княжеств для орды. Бирка - это палочка или дощечка, вдоль разрезанная пополам. На обеих половинках наносились ножом равные одна за другой зарубки или же краской знаки для счета, меры, денег или товара. На каждый счет применялись соответствующие бирки. Допустим, торговец отпускает в долг товар. Вместе с этим он отдает должнику половину бирки, причем вторую половину ее оставляет у себя. При уплате (или вообще расчете) обе половинки складываются и сопоставляются. В случае полного расчета знаки с обеих половин бирки срезаются. О таких бирках автору довелось слышать в 30-хг.г. на молотниковщине и позже в деревнях Вологодской области.

С течением времени торговля развивалась и при обретала разные формы. Так, некоторые крестьяне волости занимались по санному пути извозом, т.е. доставкой на своих лошадях товаров уездных купцов в Н. Новгород, Казань, Кострому и обратно. При этом они использовали не менее 3-4 лошадей, ибо одна-две лошади не оправдывали расход даже на их прокорм. Отдельные извозчики практиковали и самостоятельную распродажу в деревнях завозимых товаров: головки сахара, пряники, калачи (сушка, баранка), крупчатку (пшеничная мука лучшего помола ), рыбу “моряную” (соленая треска), кухонную соль, мыло, спички, недорогие ткани, причем одна из них называлась “чертовой кожей” (плотная прочная ткань), сапоги, женские сапожки, чай, посуду, а также “красные” (красивые) товары - нарядные платки и ткани, полушалки, кольца, серьги, броши и прочие красивые вещи. При этом торговцы таких товаров назывались краснотоварцами.

Одним из таких краснотоварцев в Х1Х в. был дед автора, по линии матери, Окулов Дмитрий Самуилович (д. Выползовы Куринского прихода). Жители села братья Мышкины занимались более широкой торговлей: скупкой у местного населения волости куриных яиц. Они отправляли в Н. Новгород, Петербург и Ригу яйца на десятки тысяч рублей. В 1888г. братья на свои средства построили часовню рядом с церковью. В селе также имелась лавка-казенка, торгующая казенными, т.е. государственными, винами и водкой. Мелкая торговля в селе и волости была весьма оживленной в конце Х1Х и начале ХХ в.в. При этом наиболее предприимчивые мужики закупали в деревнях холст, шерсть, льноволокно, масло, яйца, кожевенное сырье и все это продавали купцам в Котельниче через их конторы.

Касаясь торговли, нельзя не остановиться на “Окружке” - передвигающейся ярмарке по кругу от села к селу. По сути, это цепь ярмарок, связанная с Куринским крестным ходом, история которого уходит в глубь веков. Она захватила и Молотниково.

В ХУII в., по Ф. Кибардину, некий крестьянин, ведя вспашку земли близ Курино, выпахал небольшую икону с изображением архангела Михаила, выполненным резцом на камне. Ее величина полтора вершка. В честь святого образа, по разрешению преосвященного Ионы (Вятка), в 1676 г. был построен монастырь вблизи Курино. Распространившаяся молва о чудотворной силе иконы послужила причиной перенесения образа в 1736г. из монастыря в Куринскую церковь. В 1740 г. икона доставлена в Вятский кафедральный собор. По распоряжению преосвященного Вениамина от 30 мая 1742г. был разрешен ежегодный крестный ход с этим образом в с. Курино, к месту явления иконы. Кибардин отмечает: “Резьба на иконе - произведение искусного для своего времени художника”.(Цит.по Я.Ф. Мултановскому, 1912 ). Согласно А. Попову, особенно оживленная торговая “Окружка” проходила (по-видимому, в 90-х годах) с 4-го по 29 июня (ст.ст.), начавшись в Курино, а затем - по кругу сел северо-западного направления - заканчивалась в Петров день (29 июня ст.ст. ) в Молотникове.

По Мултановскому, Куринский крестный ход проходил в начале ХХ в. ежегодно по особому расписанию, обычно с 1 июня по 2 августа (ст.ст.). При этом первая встреча икон устраивалась 6 июня в Курино, затем ход продолжался по кругу сел: в Спасском - 9, Окатьеве - 10, Кобре - 11, Вонданке - 14, Петропавловском - 16, Торопове - 17, Даровском - 18, Сретенском - 19, Макарье - 20, Верхнем Курине - 21, Круглыже - 23, Николаевском - 28, Прокопьеве - 29, Троицком - 30 июня и далее: в Юме - 5, Ацвеже - 6, Александровском - 7, Екатерининском - 8, Молотниковском - 9, Красногорье - 10, Истобенске - 11 июля и т. д. Крестный ход сопровождался в указанные дни по старому стилю ярмарками. В Курино торговля длилась 6 и 7 июня (ст. ст.). В Молотникове ярмарка традиционно действовала в Петров день и, конечно, позже (начало ХХв.), - в день возвращения крестного хода ( 9 июля ст. ст.). В ярмарочные дни съезжались по-праздничному одетые крестьяне и уездная торговая братия с разнообразным товаром, а также крестьяне-кустари с изделиями широкого ассортимента, включая орудия труда и предметы бытового назначения.

В летний праздничный день Петра и Павла Молотниково ежегодно преображалось. Нарядные прихожане шли и ехали на лошадях в село, причем одни на богослужение в храм, другие - купить или продать что-нибудь, а третьи - посмотреть на праздничную публику и торговлю. Село гудело. Открывавшаяся на площади торговля самыми разнообразными товарами, изготовленными местными и приезжими ремесленниками, и товарами фабрично-заводского производства, привлекала население. Молодежь собиралась в этот день на гуляние. На зеленых лужайках она танцевала под гармошку. Случаев ссор и драк в этот праздник никто не знал. Явиться изрядно пьяным считалось тогда позором и осуждалось миром. Над селом и далеко за его пределами в этот день разливался мелодичный колокольный звон.

Нельзя не отметить любопытное, причем редкое явление в ХIХв. и позже, а именно: в Петров день в село приходили из разных деревень молодые женщины и девицы в самобытных летних, удлиненных платьях и выстраивались с узелками под мышкой в ряд. Они, естественно, обращали на себя особое внимание публики. Кто они и зачем себя демонстрировали? Это были жнеи-страдовки, - так их называли. Крестьяне готовились в то время к страде, т.е. уборке урожая. Убрать во время хлеба - серьезная и очень срочная работа, чтобы не осыпалось зерно. В отдельных селах не хватало собственных сил. На этот случай были готовы страдовки. Выбирай любую, какая понравится! Страдовку можно было увести прямо с праздника после договоренности об оплате и условиях труда.

Подобный порядок по Д. Зеленину (1900) издавна соблюдался в Молотникове, а также в Котельниче, но в праздник Всех святых, который отмечался в первое воскресение после Петрова дня. По И. Глушкову (1862) страдовки запрашивали оплату за жатву озимых и яровых от пяти до 10 рублей в зависимости от обьема и продолжительности работы и кроме этого какое-то количество муки или зерна, льна, холста и т.д. Бедные семьи, конечно, не могли пользоваться трудом страдовок. Окончанием работ считался Покров, а чаще день Модеста.

Во второй половине ХIХ в. в Молотникове действовало питейное заведение - трактир, он обслуживал приходских мужичков, любителей повеселиться, и проезжих по тракту, который пролегал в Котельнич из Макарья через Михалицыны, Обуховщину, Вагины, Молотниково, Исуповы, Комаровщину, Отешево и др. деревни. Трактир располагался на месте, где сохранились останки средней школы (угол улиц Исупова и Щепина). В праздничные деньки и по воскресениям, особенно вечерком, на огонек мог заглянуть и повеселиться всякий, у кого в кармане завелись хотя бы небольшие деньжонки. Естественно, это заведение вызывало немало жалоб и нареканий у населения, особенно женщин. В связи с этим в 1898г. состоялось церковное постановление, и, на основе согласия пяти обществ, было принято решение о закрытии трактира с 1899 г.

О волостной администрации.

Во главе стояло волостное правление - орган самоуправления, избираемый волостным сходом. Оно находилось в д. Игумново, в четырех верстах от села. Волостные правления в России, учрежденные во второй половине Х1Х в., просуществовали до 1918г. В условиях общинного землепользования волости делились на общества, во главе каждого из них стоял избранный крестьянами староста. Поскольку деревни в Игумновской и других волостях были по числу дворов небольшими, то каждое общество объединяло несколько деревень. Общество обычно именовалось по одной из деревень. Так, общество, в котором жили родители автора (д. Трухины) называлось Обуховским (по д. Обухово). Игумновская волость объединяла шесть обществ. Во главе волости стоял выборный старшина. При этом на должности старост и старшин избирались наиболее умные, более имущие крестьяне и к тому же грамотные, т.е. умеющие читать и писать. При правлении также действовали выборные волостной суд для разбора мелких гражданских и уголовных дел и писарь. Суд имел право приговорить человека к щтрафу, телесному наказанию плетьми с определением количества ударов, а также к кратковременному заключению (в амбаре, под замком). Позже была учреждена при правлении должность урядника (с 1878г.) - низшего полицейского чина. На должность урядника обычно назначался отслуживший в армии унтер-офицер. Он исполнял праоохранительную функцию, носил полицейскую форму, был вооружен револьвером и шашкой. В его обязанность входило наблюдать за порядком в волости и приводить в исполнение решение волостного суда. Практически урядник нередко сам решал вопросы наказания. Так отца автора, Анисима Николаевича, в 1916 г. урядник самовольно арестовал во время свадьбы Николая Вагина, жителя Молотникова, женившегося на Анне Семеновне из д. Лукинщина. Причиной ареста был донос одного из сельчан на отца о, якабы рассказывании им анекдотов и шуток о духовенстве, царском доме и Григории Распутине, приближенном императрицы. Урядник арестовал отца в первый день свадьбы, увел из-за стола в амбар, под замок. Освободил через два дня, когда закончилась свадьба.

Население волости было исключительно русское, православное. Раскольников и прочих сектантов приход не знал. Прихожане отличались усердным отношением к храму. Грамотностью была охвачена очень малая часть населения даже в ХIХ в. Люди суеверны, боялись колдунов и леших. При всем этом в детях традиционно воспитывалась почтительность к родителям, родственникам и к старшим. Как и везде, не исключались семейные неурядицы и грубость. Однако дикого разнузданного сквернословия, какое царит в современном демократическом обществе города и деревни, в старину люди не допускали. Нравственные начала укреплялись церковью. Как и всюду, в крестьянских семьях поддерживался патриархальный порядок. Дед и отец в большинстве семей занимали главенствующие положения. Автор помнит от отца старинную притчу. Мужик при встрече спрашивает другого: как живешь?... - Ничего,- отвечает тот.- Долг отдаю, сам кормлюсь, даю взаймы да и за окошко на улицу выбрасываю. Всем хватает. А перевод притчи такой: долг отдавать - содержать старых отца и мать, взаймы давать - растить сыновей, за окошко кидать - воспитывать дочерей: вырастут, - отдаст их замуж в чужую семью. На такой мудрой, причем практической, философии держалась семья. Были, конечно, и отцы - деспоты. Но при всем этом в семьях поддерживался здоровый трудовой дух.

 

Основная масса крестьян жила небогато, а часть из них бедно. Последним не хватало зерна до нового урожая. Малоземелие с течением времени росло, почвы истощались, продолжалась не эффективная трехпольная система земледелия. Бедные крестьяне были вынуждены занимать зерно до нового урожая у более имущих или же бесплатно отрабатывать на уборке хлебов. Шло расслоение крестьянской массы. Более зажиточно крестьяне жили в Примоломье и под городом. Нищие с котомками и корзинками в праздники тянулись вереницами от деревни до деревни. (В будни обычно побирались в одиночестве).

Причины нищенства различны. Одни из них - погорельцы, другие - в старости остались без детей, у третьих - не уродился урожай и т.д. Шли за сбором и убогие калеки, юродивые и прочие. Кстати, некоторые юродивые будто бы обладали пророчеством, причем они никогда не делали прямые предсказания. Нужно было уметь их краткие выражения расшифровывать. Побирались и такие, кто избрал нищенство профессией. В пяти верстах от села, в сторону Шалеевщины, ютилась нищая деревушка Шехурдины. Все жители ее побирались. Земля их пустовала, домашней живности не содержали. Жили, плодились, детей кормили собранными кусками. Те вырастали и продолжали образ жизни родителей. В начале 20-х г.г. Шехурдины исчезли. Молотниковщина раньше, говорили, держала среди смежных волостей первенство по нищенству. Обычно побирающихся спрашивали: Отколь они? Те, не замедлив отвечали: молотниковские. Поскольку на вопрос нельзя не ответить, то, говорили: “...вали на молотниковцев”.

О народном образовании.

Учебных заведений на вятской земле до первой половины ХУIII в. не существовало. Только в 1735 г. епископ Лаврентий Горка открыл в Хлынове (Вятка) первую, причем бесплатную, славяно-латинскую школу. Для обучения Л.Горка пригласил преподавателей из Киевской академии. Волевой, высокообразованный и умный епископ организовал насильственный набор учеников в основном из среды духовенства и тем самым, как луч света, прорезал веками тянувшуюся дремучую темноту на Вятке.

Открытие школы сопроводилось упорным сопротивлением чиновных людей и даже разгромом школы невежественной частью обывателей Хлынова. Для нас примечательно то, что в этой школе получил первоначальное образование сын крестьянина (он же и пономарь) Молотникова Константин Иванович Щепин (1728-1770) - первый русский профессор медицины. Кроме его, из школы вышло немало выдающихся людей, среди которых известный в ХУIII в. Е.И. Костров (1750-1796) - поэт и переводчик Гомера ( “Илиада”), Апулея (“Золотой осел”), Оссиана (“ Гальские песни”).

До 1735 г. образование получали лишь дети состоятельных вятчан частным образом в своих домах, а также дети духовенства. Читать и писать могли приказные, т.е. чиновники, и некоторые купцы. Большая часть из торговцев в ХУII-ХУIII в.в. вела торговые счета с помощью выше описанных бирок.

Еще во второй половине ХIХ в. большинство крестьян не умели читать и писать. Но склонность родителей к просвещению детей с годами росла. Первые школы повсюду были приходскими, подчинявшиеся синоду. С 1864 г. они получили название церковно-приходских. С 70-х годов ХIХ в. начинается земская история в просвещении. Земские (губернские и уездные) самоуправления, основанные путем выборов, ведали просвещением, здравоохранением, строительством дорог, земледелием, судами и т.д. Земские школы находились в ведении министерства просвещения, отличались от церковно-приходских более широкими общеобразовательными программами и лучшей обеспеченностью учебными пособиями. До 70-х годов начальные школы были одноклассными, т.е. со сроком обучения до 3 годов. Позже в уезде стали возникать двухклассные училища - школы повышенного типа с обучением до 5 годов.

В Молотникове первое, причем одноклассное, приходское училище открыто в 1871 г. По сути училище было смешанного типа, поскольку земство платило одному из священников за каждого ученика. При этом священник мог или сам учить, или нанимать учителя. В 1879 г. училище полностью преобразовано в земское с постоянным жалованием учителей независимо от количества учеников. В 1893 г. оно было преобразовано в двухклассную церковно-приходскую школу, но с ежемесячным ассигнованием земством по 730 рублей в год на ее содержание. В 1894г. построено новое помещение школы на средства приходского попечительства и 8 сентября торжественно освящено (Вятские Епархиальн. Ведомости, №21, 1894).

При школе в старом здании располагались школа грамоты и общежитие для учащихся. Обучалось до 150 детей, в их числе до 25 девочек. В штате школы состояли, кроме учителей и их помощников, два законоучителя и диакон. В школе организован хор, устраивались вечера с чтением стихов и пением детей. По воспоминаниям крестьян, бывших учеников, в 90-х г.г. прошлого века дети с неописуемой радостью ожидали новогоднюю елку и сами наряжали ее игрушками, картинками, конфетами, зажигали свечи на елке и танцевали вокруг ее. По окончании праздника учителя обычно раздавали конфеты всем детям. При школе также действовали народные чтения для крестьян. Только в 1898 г., отмечает А. Попов, состоялись 22 чтения. Кстати, земская управа для иллюстрации таких чтений выделила “волшебный” фонарь и световые картинки к нему для коллективного просмотра видеосюжетов. Слава о демонстрациях с помощью этого проектора распространялась и долго держалась в памяти населения под названием “туманных картин”. Поскольку источник света был слабый (керосиновая лампа), то проектор не создавал яркого и четкого изображения на экране.

Молотниковская школа особо выделялась, пишет А.Попов, среди других школ в отношении учебного и воспитательного процессов, а также количеством книг в библиотеке для внеклассного чтения, хором и т.д., а новое школьное здание было лучшим в уезде. Молотниковская школа, несмотря на синодальное руководство, выделялась чертами общеобразовательного порядка. При этом церковь охотно призывала родителей направлять в школу и девочек. В школе, кроме Божьего закона, обучали письму и грамматике, чтению, арифметике, истории, естествознанию, искусству декламации и пения и т.д. Школьный хор участвовал в пении во время церковных служб.

В конце ХIХ в. одним из преподавателей был образованный прогрессивный и умный священник отец Александр Попов, занимавшийся и литературно-исторической деятельностью. Он прилагал усилия к вовлечению в школу детей крестьян. В 80-90-х г.г. того века в школе учились отец автора Анисим Николаевич и его сестра Мария Николаевна. Отец закончил школу с оценками “5”, а моя тетя училась с похвальными листами за каждый год обучения (хранятся в архиве автора), в которых значатся росписи А. Попова, свщенников Алексея Филимонова, законоучителя Иоанна Сарычева, учительниц Екатерины Курочкиной и Банниковой и др.

Кстати, священник А.Попов в 1896 г. пришел к отцу Марии, т.е. моему деду Николаю Егоровичу с предложением отдать Марию для обучения в городскую гимназию. При этом он пояснил: “Не закапывайте в землю талант девочки: ей нужно учиться, чтобы других учить”. Дед не внял: “Читать и писать научилась и хватит, к чему городское обучение деревенской девке?” А дед мог бы дать образование способной дочери, ибо жил он не бедно, обладал универсальным мастерством, сам построил каменный двухэтажный дом с художественным экстерьером в д. Трухины, который в 1980 г. был принят объединенным решением Исполкомов Котельничского районного и городского Советов памятником крестьянской архитектуры Х1Х в. ( Памятник подтвержден в Департаменте культуры и искусства областной администрации в 1996 г.).

Еще одна школьная деталь. Ученики в 80-90-ые годы ХIХ в. уже писали на бумаге металлическими перьями. Всякий раз после письма перо вытирали сухой тряпочкой, чтобы оно не ржавело. Но некоторые ученики писали еще по-старинному, т.е. гусиными перьями: не каждому родителю было доступно покупать перья. Чернила делали путем растворения в воде грифеля “химического” карандаша. Ручки, перья, карандаши, резинки (ластики) помещались в деревянных пеналах. Их называли колодками. Изготовляли в виде дублянки сами крестьяне. Кстати, мой дед Николай Егорович (1845-1931) крышку пеналов делал с художественной резьбой и раскраской. Кроме этого, писали, но чаще делали арифметические расчеты на грифельных досках. Такие доски сохранялись до начала 30-х годов ХХ в. В моих антикварных коллекциях старины хранится такая доска, которую я намерен подарить музею крестьянской истории.

О почтовой службе.

Эта служба в России имеет многовековую историю. Однако темная крестьянская масса в далекое время особо не нуждалась в почтовом обслуживании, исключая, конечно, необходимость связи с сыновьями-солдатами. При этом неграмотные солдаты обращались за помощью к ротным писарям, которые за небольшую плату охотно сочиняли для них письма. По рассказу деда автора Николая Егоровича, его родной дядя Михаил Евдокимович, николаевский солдат, обреченный на 25-летнюю службу, воевал на Кавказе с горцами. Шамиль, предводитель чеченцев и других немирных горцев, объявил “священную войну” русским, которая продолжалась 25 лет. От Михаила изредка приходили письма в его родную деревню Трухины. В последнем письме он сообщил о ранении ног и болезни, и неспособности передвигаться. С великой печалью сожалел, что он не сможет вернуться к ожидавшим его жене, к сыну и дочке, и родителям. То было в 40-х годах ХIХ в. Так и загинул солдат на чужбине.

В конце ХIХ и начале ХХ в.в. пересылка почтовых отправлений в уезде осуществлялась по трем направлениям-трактам. При этом в Игумновское волостное управление почта доставлялась по тракту, пролегающему через Гвоздевскую, Соболевскую, Киселевскую и другие волости до села Даровское и обратно. Общая протяженность в одном направлении составляла 270 верст. Согласно расписанию почту отправляли из Котельнича два раза в неделю. На каждой станции содержались почтовые лошади для смены уставших. Почта на станции передавалась должностному лицу управы.

Г.А. Котельников


Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Справочная

Рейтинг


Рейтинг@Mail.ru